Главная » Эхо Москвы » Вячесла мальцев особое мнение эхо москвы

Вячесла мальцев особое мнение эхо москвы

Вячеслав Мальцев Особое мнение 27 февраля 2017Вячеслав Мальцев Особое мнение 27 февраля 2017

И. Воробьева
― Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И сегодня со своим особым мнением политик Вячеслав Мальцев. Добрый день.

В. Мальцев
― Здравствуйте.

И. Воробьева
― Два года назад ровно в этот день в центре города был убит политик Борис Немцов. Вчера вы тоже были на шествии в память о Немцове. А за эти два года вам не показалось, что эти марши стали какой-то прогулкой под надсмотром полиции, ОМОНа и собак.

Смотреть в окне

В. Мальцев
― Безусловно, сейчас несколько по-другому они проходят. Но вот что радовало, если вы обратили внимание, вы же тоже там были. Что немножко контингент изменился. И если раньше основная масса тех, кто туда выходил это так называемый офисной планктон. То сейчас там было большое количество пролетариев. То есть тех людей, про которых говорили, что им нечего терять, кроме своих цепей, приобретут же они весь мир. И вот если мы посмотрим, что произошло вчера, да, там были рамки, какие-то полицейские, которые ставили всех в эти рамки, грубо говоря, в стойло. Даже мы не смогли первоначально собрать свою колонну, потому что разделились на три части. А так как они загоняли и трамбовали людей, то сбоку подойти было нельзя. Мы видели с одной стороны дома, с другой – забор. И между этим все строилось. Но нашли все-таки во время движения, мы там перестроились, собрались. Но все равно я что хочу сказать, — что людей было много, 5 тысяч сказали все СМИ.

И. Воробьева
― Это УВД сказало.

В. Мальцев
― На самом деле я своим взглядом посмотрел с этого спуска, было не менее 18 тысяч, я сосчитал практически по головам пока мы стояли. То есть причем мы бились об заклад, я сказал, что будет больше 10 тысяч, мне почему-то никто не поверил. Было больше 10 тысяч. Было 18 тысяч. Люди были с другим несколько настроем. Даже с другим настроением, чем на Болотной.

И. Воробьева
― Но вот про настроение сейчас поговорим. А вы упомянули, что было больше, как вы сказали? Пролетариев.

В. Мальцев
― Да.

И. Воробьева
― А почему вы считаете, они вдруг вышли?

В. Мальцев
― Как почему. Потому что все, край. Для них наступил край. То есть если раньше только люди умом могли охватить те, у кого есть мозги, они могли охватить, что будет дальше. Или у кого есть опыт. То есть люди в возрасте. Что дальше будет совсем плохо. То сейчас пришли те люди, которым уже плохо. То есть тогда выходили те, которые предполагали, что будет плохо, а сейчас вышли те, кому уже плохо и никакой надежды. И обратите внимание, один из основных лозунгов, который пытались всячески закричать менты, то есть когда кто-то провозглашал, то сразу включался мегафон, требовали соблюдать порядок и так далее. Лозунг был «Да здравствует революция!».

И. Воробьева
― Я, честно говоря, даже не слышала.

В. Мальцев
― Да. Поэтому когда мы говорим о том, что все было как всегда, вот вышли, прогулялись. На самом деле это не так. Все было как всегда для тех, для кого это всегда. Но там были и новые люди, очень много новых людей, которые пришли туда так сказать разогнаться.

И. Воробьева
― А вот эти новые люди, которые раньше не выходили, а что им Немцов-то? Это же марш памяти Немцова, неужели Немцов у них ассоциируется с какими-то изменениями. Позитивными.

В. Мальцев
― Почему нет. Я лично знал Бориса Ефимовича и могу сказать, что он достаточно радикальных взглядов был. Если кто-то пытается сейчас говорить, что он такой был мягкий, пушистый, на самом деле это не совсем так. И предпоследняя наша беседа была, мы говорили с ним именно о том, о чем мы с вами говорим. О том, что изменения в России не могут произойти эволюционным путем. Что изменения в России не будут, как вчера вот Явлинский говорил по поводу безальтернативности выборов, то есть кроме выборов у нас нет пути. Нет, у нас есть масса путей кроме выборов.

И. Воробьева
― Но если вы с Немцовым говорили об этом два года назад, условно, вот прошло два года. Людей продолжают сажать в тюрьмы, все продолжается. Ничего не меняется. Есть только выборы. Но если вы два года назад об этом говорили, почему же ничего не происходит.

В. Мальцев
― Нет, во-первых, меняется. Давайте говорить откровенно. Кого сажают в тюрьмы. Чаще всего тех, за кого некому заступиться. То есть если допустим, у нас вытащили нашего сотоварища, задержали его Сергея Окунева. Только в УВД позвонило, я специально записал – две тысячи 951 человек, которым УВД должны были ответить в письменной форме на их обращение, почему незаконно задержали Окунева. Его продержали в тюрьме, отвезли в больницу, потому что у него была 40 температура и в больничной палате осудили. Можете себе представить. Приехал туда вечером в шесть часов в воскресенье в больничную палату судья, повесили все регалии, орлы, флаги и так далее. Именем РФ без двадцати двенадцать ночи он осудил Окунева, как вы думаете к чему? – к трем тысячам рублей штрафа. Зачем. Потому что этот судья не хочет ввязываться в эту ситуацию. Раньше бы он его пожизненно осудил. В этой бы палате.

И. Воробьева
― За что?

В. Мальцев
― Он что-то где-то написал, какую-то песню опубликовал, которая оказывается запрещенной, входит и так далее. А здесь нет, здесь они подергались и все, три тысячи рублей штраф. И все разбежались. И мы видим, за Дадина очень сильно народ вступился. То есть они вынуждены были Дадина освободить.

И. Воробьева
― А вы считаете, что Дадина освободили, потому что было гражданское давление.

В. Мальцев
― Конечно. Безусловно, так бы он сидел и сидел. Это же его для чего посадили. Почему не сажают других, которые следом набрали по 3-4 и 5 административных протоколов. Почему их не сажают. Потому что боятся сажать. Видите, с Дадиным что произошло.

И. Воробьева
― А что произошло, одиночные пикеты произошли, люди об этом просто поговорили, пописали в социальных сетях. И разошлись.

В. Мальцев
― Во-первых, есть и другой мир, кроме нашего мира еще есть внешний мир. Там пришел новый президент Трамп, эти друзья не хотят перед ним в грязь лицом ударить. И как только они узнали, что под петицию собирается 100 тысяч подписей в США в поддержку Дадина. На следующий же день его освободили. Как только они узнали об этом.

И. Воробьева
― Вам-то Трамп нравится?

В. Мальцев
― Мне Трамп и нравится и не нравится. Да, он взбалмошный человек, да, он барыга. Я не сильно люблю барыг и мне очень нравился Обама. Очень, конечно. В отличие от большинства тех, кто ходит по улице я не писал «Обама – чмо» и так далее. То есть он меня подкупал, кроме всего прочего он приезжал к нам в Саратов, когда был еще сенатором. Поэтому конечно здесь есть…

И. Воробьева
― То есть если Трамп приедет к вам в Саратов, вы тоже полюбите его.

В. Мальцев
― Ну, может быть, я наверно, из-за этого не полюбил бы Трампа, но вот я в отличие от Белковского считаю, что Трампа вытащила все-таки новая волна. То движение, которое подготавливает во всем мире народовластие. Как это ни парадоксально, Трамп президент прошлого, а вытащила его волна будущего.

И. Воробьева
― По поводу Немцова очень слушатели интересуются, а вы следите за развитием уголовного дела по расследованию убийства. Прошло два года, столько раз обещали, что вопрос раскроется или все всё узнают, но нет ощущения, что это преступление раскрыто.

В. Мальцев
― Во-первых, все нюансы этого дела мы узнаем только после того, как сменится власть. При этой власти мы ничего не узнаем. Это совершенно точно. Кроме того, в этой области я немножко понимаю и в силу предыдущей своей работы, в силу образования, так вот я вижу, что там очень много темных пятен, которые совершенно очевидны и которые в суде уже накануне вынесения приговора поставят судью в тупик. И нужно будет проламывать, то есть приговор по этому делу будет написан где-то в других кабинетах. Поверьте. Потому что из того, что я вижу, что мне рассказали, там очень много темных пятен.

И. Воробьева
― Простите, то есть подсудимые, которые сейчас есть, если их осудят, они что-то такое расскажут что ли.

В. Мальцев
― Нет, зачем. Просто судье трудно будет, судья, вынося приговор, он же должен быть сам убежден в том, что так оно и было. Или где-то приблизительно так. Это очень хорошо видно, особенно при расследовании дела. Очень здорово видно. То есть если кто когда врет, особенно при расследовании дела, он думает, что это совершенно непонятно для того, кто это расследует. Это все очевидно. И вот судья будет это видеть. И какой приговор он вынесет, когда увидит, вот темное пятно, вот темное пятно. И есть понятие презумпции невиновности, но оно, кстати, не очень сильно работает в России. Но, как и другие, в общем, конституционные статьи, поскольку презумпция невиновности записана в Конституции. А у нас есть определенный гарант, который я не знаю, чего он там гарантирует, по крайней мере, соблюдение Конституции он точно не гарантирует. Он может быть, несоблюдение гарантирует, может быть, игнорирование ее гарантирует. Но не соблюдение Конституции. Поэтому сложно будет там вынести приговор. Его придется очень умным товарищам писать. Выдумщикам, так скажем.

И. Воробьева
― Выдумать приговор. Еще слушатели спрашивают: а почему московские власти с таким просто рвением и постоянством зачищают мемориал Немцова на Большом Москворецком мосту. Вчера опять после посещения, марша зачистили.

В. Мальцев
― Это очень важный момент – кабы чего ни вышло. Вот когда мы каждое воскресенье проводим прогулки в Москве, то есть прогулки свободных людей по всей России, вот в прошлое воскресенье 73 региона вышло.

И. Воробьева
― Одновременно по всей стране.

В. Мальцев
― Да. По всей России. Одновременно не получается, потому что у нас Россия во многих часовых поясах. Алексей, товарищ мой выходит по нашему времени ночью, в Владивостоке. А мы в два часа. И когда мы подходим к Красной площади, это бывает в два часа дня, всегда ворота закрыты. Я однажды постарался прибежать чуть раньше и ворота закрыли у меня перед носом. Понимая, что там колонна движется по улице Тверской. От площади Маяковского, во главе с Гальпериным. Сейчас они придут и вопрос у меня всегда московским властям. Что будет, если Гальперин, Мальцев, Горский, я не знаю, кто еще выйдут на Красную площадь. Просто прогуливаясь. Что от этого случится. Ленин воскреснет, часы на Спасской башне встанут. Они закрывают Красную площадь, мы спрашиваем у полицейского, зачем вы это делаете. Он говорит: у кремлёвцев спроси. Полицейский отвечает.

И. Воробьева
― Распоряжение.

В. Мальцев
― Да, то есть это распоряжение очень жесткое. Там приезжают китайцы какие-то бедные эти туристы, их море, они стоят с такими глазами детскими смотрят. Хотят они к Ленину попасть туда. Мавзолей увидеть. Нет, их туда не пускают, потому что тут Гальперин, Мальцев, Горский.

И. Воробьева
― То есть вы просто портите людям…

В. Мальцев
― Да, получается так. Но вообще мы просто гуляем. Даже не просто по Конституции, а вообще по здравому смыслу имеем право на это. Собраться вместе и гулять.

И. Воробьева
― То есть мост зачищают, чтобы как бы чего там ни произошло. Как бы кто ни собрался.

В. Мальцев
― Да, вы же слышали уже в ГД обращения различные о том, что давайте примем закон, что люди вместе не должны гулять, если их больше скольких-то человек и какое-то расстояние между ними, сто или двести метров должно быть. И другие прелести.

И. Воробьева
― Есть московский закон: больше двух не собираться.

В. Мальцев
― Мы это предвидели и говорили, что так и будет. Но мы же понимаем, что чем больше гайки закручивают, тем скорее рванет.

И. Воробьева
― Есть еще много вопросов относительно приговоров и разных решений. Но чуть в сторону отойду. По сегодняшним новостям стало известно, что новым руководителем компании АЛРОСА станет сын главы президентской администрации Сергея Иванова. Сейчас Сергей Иванов младший занимает пост старшего вице-президента сбербанка. Как вам кажется, в стране под названием Россия мне кажется, уже все привыкли к семейственности, к кумовству. Может это не так и плохо, в конце концов, человек проверенный.

В. Мальцев
― Ну да, конечно, это феодализм называется. И Вова ведет нас в светлое завтра, которое оказывается феодализмом на самом деле.

И. Воробьева
― Вова – это Владимир Путин.

В. Мальцев
― Да, да. Именно он. Он ведет нас к феодализму, причем в самом жутком проявлении. А мы всегда знаем, чем это заканчивается. То есть если сейчас капитализм находится у последней черты как общественно-экономическая формация, появился информационный мир, он развивается. Общественно-экономическая формация капитализм, в общем, будет меняться в ближайшее время. Причем во всем мире. Не только в России, во всем мире, поскольку впервые в истории человечества неимущий класс получил в руки самые передовые средства производства. Вот перед вами компьютер, там любой мальчишка имеет, может быть, не такой, может быть послабее. Но главное мозг иметь.

И. Воробьева
― Выход в глобальную сеть.

В. Мальцев
― Да, не только в глобальную сеть. Это возможность работать, возможность что-то делать. Вот представьте во времена Адама Смита, когда люди придумали пар, разделение труда и ходили такие феодалы в коротких штанишках и думали, что бога за одно место держат. И вдруг пришли бородатые мужики, их вышибли в одну секунду. И Бастилию их еще снесли. И еще на гильотину их засадили. Положили вернее. Так вот, сейчас это будет может быть не столь радикально, но также ярко. Абсолютно также ярко. И вот, возвращаясь к Иванову, обратите внимание, проверенный человек, ну хорошо, вопросов нет. А вот «Роснефть» и Сечин проверенный человек? – проверенный. А почему же у «Роснефти», мы позавчера узнаем, что долг 3,5 триллиона. Вот как вы мне скажите, можно взять любого непроверенного безумца, дурака, слабоумного посадить торговать нефтью. Сказать, вот ты сидишь, отсюда нефть туда перемещаешь, вот тут она ничего не стоит. Потому что ее на халяву добываешь. Туда ты ее продаешь, собираешь деньги, оставляешь себе на яхты, на то, на се, пятое, десятое. А это отдаешь нам. Договорились? – договорились. И что будет? Будет 3,5 триллиона долг? Да как он может родиться-то? Просто в природе такого быть не может.

И. Воробьева
― То есть вы беспокоитесь за компанию АЛРОСА.

В. Мальцев
― Да это на самом деле «Алмазы России», я беспокоюсь за национальные богатства России, которые сейчас расхищаются самым хищническим образом. И самое страшное, что огромное количество людей смотрят на это и говорят: а чего, правильно, типа они сейчас находятся у власти. Они отбирают и грабят и все это нормально, так всегда было. И самое главное, они убеждены, что так всегда будет. Так не будет. Общество меняется. Мир меняется.

И. Воробьева
― Вот на этом и поставим запятую. У нас сейчас очередной перерыв.

НОВОСТИ

И. Воробьева
― Это программа «Особое мнение». Мы продолжаем. Политик Вячеслав Мальцев у нас в студии. Знаете как интересно, нам пишут sms-сообщения в эфир и они все делятся на две части. Первая часть спрашивает у вас про 5 ноября 17-го года. А вторая часть пишет, что желает вам победы на предстоящих президентских выборах. Так, может быть, вы объясните сторонникам, вы к выборам или к 5 ноября. Мне кажется, они запутались немножко.

В. Мальцев
― А чего тут запутываться. Все понятно. То есть представьте себе, сейчас у нас очень большая группа людей в России, которые называются хунта. Нас так обозвали хунтой. Мы себя так, самоназвание такое взяли. Нет ни одного имени, которое нельзя было бы прославить. То есть сейчас информационный мир и несколько по-другому все работает. То есть какое-то не помню, какое издание опубликовало список мракобесов, и нужно было проголосовать, кто главный мракобес. Я призвал своих голосовать, в результате оказалось, что у всех остальных менее одного процента. То есть у меня 93, у всех остальных менее одного процента, то есть такая математическая погрешность, и они голосование остановили.

И. Воробьева
― А вам нравится, чтобы вас считали мракобесом?

В. Мальцев
― А мне какая разница, как это называется. Это абсолютно не имеет значения, в информационном мире главное, что мы впереди. А мракобесом можно назвать любого, тем более что трудно представить в современном мире мракобеса, ну можно назваться великим инквизитором и быть главным мракобесом. Но это же не будет соответствовать. Так вот, про 5.11 и про выборы. Понятно, что мы не видим возможности изменить власть в России путем выборов. Но мы также прекрасно понимаем, что если мы будем агитировать открыто за то, во что мы верим, мы просто рядом с Квачковым окажемся все. Поэтому самый отличный путь объявлять о выборах, идти на выборы, и заниматься тем, чем мы занимаемся. То есть структурировать свою хунту.

И. Воробьева
― А чего вы так открыто сейчас о своих хитрых планах.

В. Мальцев
― Пусть они мне в суде предъявят. Но мы верим, то 5.11 17-го года произойдет в России революция. И что? Я призываю к ней сейчас? Нет.

И. Воробьева
― То есть это просто ваша вера как внутренняя религия.

В. Мальцев
― Мы верим, мы говорим «Да здравствует революция!»

И. Воробьева
― А на выборы вы пойдете на президентские.

В. Мальцев
― Я думаю, что они не состоятся.

И. Воробьева
― А если состоятся.

В. Мальцев
― По причине, что 5.11 состоится раньше.

И. Воробьева
― То есть не нужно будет никакие выборы проводить.

В. Мальцев
― Не знаю. Они могут провести и в сентябре. Мы же понимаем, что некоторые вещи, которые делают они сейчас, они характерны для того плана, когда выборы они будут проводить раньше 18-го года. То есть зачем они не пускают Навального на выборы. Вот представьте себе, выборы в 18-м году, отличный кандидат Навальный. Потому что после того как Вове там нарисуют 60 с чем-то процентов в первом туре, уже не призовет своих сторонников идти на баррикады. Они это прекрасно знают. Поэтому он идеальный для них вариант. Но они его гасят. Почему гасят? Потому что он совершенно чудовищный вариант, если пойдет не Вова и пойдет не в 18-м году. А в 17-м.

И. Воробьева
― А есть вариант, что Владимир Путин не будет дальше…

В. Мальцев
― А кто его знает.

И. Воробьева
― Вы не знаете.

В. Мальцев
― Один Бог только располагает. Такой вариант всегда есть, мы все смертны, мы все можем болеть. У нас может быть все что угодно. Завтра он выйдет и скажет: я устал, я ухожу. Как уже было. И что дальше.

И. Воробьева
― А вот вопрос: и что дальше.

В. Мальцев
― А дальше как раз…

И. Воробьева
― Вот эти лозунги, которые на марше «Россия без Путина», а что дальше будет, Россия без Путина как.

В. Мальцев
― А что, без Путина никак?

Вячеслав Мальцев Особое мнение 27 февраля 2017

Top