Главная » Эхо Москвы » Виктор Шендерович особое мнение

Виктор Шендерович особое мнение

Виктор Шендерович особое мнениеВиктор Шендерович особое мнение

Особое мнение Виктор Шендерович 14 апреля 2016

И. Воробьева

― Здрасти. Данное программка «Особенное мировоззрение». И сегодня в студии радиостанции «Эхо Столицы» Виктор Шендерович, здрасти. В. Шендерович

― Хороший вечер. И. Воробьева

― У нас есть кроме многочасового общения Владимира Путина со всеми, новость и мы к ней перейдем. В. Шендерович

― Мне понравилось «со всеми». И. Воробьева

― Всеми – так как и жители, и строители, и журналисты. И все. Перед мальчуганами вышло слишком неловко … Я сообразил , отчего Путину так трудно отвечать на вопросец про офшоры . Данное не от того , собственно мы его изловили на взятках , посему , собственно бизнес-партнёры его изловили на совсем пошлой схеме . Станут посиживать , дискуссировать друг от друга и хмыкать : во даёт , крысятничает , имел возможность бы напрямик сказать.Смотрите:1 . Мы знаем , собственно на офшоры путинского приятеля виолончелиста Ролдугина различные госкомпании набросали 2 млрд долларов.2 . Путин произнес : Ролдугин все средства издержал на музыкальные приборы и ещё сохранился обязан … Блоги В. Шендерович

― Все заблаговременно отобранные. Нарочно отобранный люд. Отправились. И. Воробьева

― Люд же все-таки. В. Шендерович

― Люд. И. Воробьева

― Но есть еще анонсы о том, собственно к примеру, руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин доверил выяснить информацию СМИ о возможной причастности бизнесмена Уильяма Браудера и других лиц к убийству Сергея Магнитского в 2009 году. Ждали ли вы, собственно данный кинофильм, который вышел на России-1, приведет к таким результатам? В. Шендерович

― Нет, не ожидал. Так как мне казалось, собственно после чего кинофильма и после объяснений к нему они обязались набрать в рот собственного водянистого дерьма и куда-нибудь уползти. Ну просто так как позорище. Ну вранье. И они попались на этом вранье. Но что же мы их будем расценивать, так заявить, по устаревшим притязаниям морали. Давай побеседуем, и ты сама увидела и может быть не ты 1-ая, Магнитского-то уничтожили, как оказалось. Вот же что находится спустя какое количество лет. Означает, было убийство. Спасибо, вот за это спасибо. Означает, мы это зафиксировали. Браудер, не Браудер — станем разбираться. Но это было убийство и это сказано главой Следственного комитета. Безмолвствуете, принцесса, вы так безвинны, собственно сможете заявить жуткие вещи. Было сказано у Шварца в пьесе «Нагой повелитель». Про нагого короля мы отдельно побеседуем. Означает, данное было убийство, и мы данное зафиксировали. Нам не показалось. И. Воробьева

― Вот когда мы вообще разговариваем про киноленты и эту программку, там речь шла про Алексея Навального. Который произнес, собственно подаст в суд на телеканал Россия-1, и в том количестве обратился в ФСБ с просьбой выяснить прецеденты. В. Шендерович

― Да, разумеешь, какая штука. Снова. Так как мы же пребываем в королевстве кривых зеркал. Коль скоро представить, собственно мы находимся в правовом государстве, где есть трибунал, власть, коя отвечает за своих назначенцев и так дальше, то дальше совсем не сложно предположить для себя в три хода простое предстоящее становление событий. Банкротство тех, кто эти все гадости наговорил. Бессчетные штрафы. Навальный сможет более не работать и не находить финансирование. Просто они оплачивают за это негодяйство по гроб жизни. Вон следует вся администрация, все телевизионное руководство, вон идут с волчьим билетом эти все люди, которые данное делали и вон идет администрация, коя поставила, администрация в лучшем случае оправдывается за это. Данное мы такой швейцарско-голландский вариант обрисовали. В нашем случае да, на данный момент они узнают, собственно Браудер убил Магнитского совместно с Навальным. На следующий день станут по этому предлогу обыски у Навального. На следующий день он будет арестован по этому предлогу. Все, что-нибудь быть может у нас. У нас и еще ряд государств через запятую от Туркмении до Северной Кореи, где быть может все, что-нибудь. Исключительно мы должны, мы  с тобой, беседуя об этом, обязаны закончить пить эти слова как «журналистика, правосудие, парламент, выборы», мы должны закончить пить данные слова. Так как в случае с Туркменистаном либо Северной Кореей мы их не употребляем и мы правы. Есть режим, который делает то, собственно он хочет. Пока же он не сломается и не разразиться. И пока главе режима что-нибудь не засунут, вот как предшествующим Каддафи либо Чаушеску, либо он успеет скончаться сам как Милошевич либо даже на свободе как Мугабе быть может устроит. Данное теснее подробности. Но режим присутствует, покуда он держится. Позже он рушится с кровью и гноем. Вот собственно принципиально осознать. То, собственно мы наблюдаем. Данное не комментируется в голландской системе, швейцарской, британской. Данное комментируется в туркменской системе. Данное режим, который делает собственно желает. До тех пор пока же имеет возможность. Вот данное нужно зафиксировать. Данное сущность вопросца. Все другое маленькие подробности так заявить номенклатурных изысков. Собственно у нас данное делается одним методом, в Узбекистане иным. В Северной Корее 3, в Венесуэле 4. И. Воробьева

― Достаточно удивительно, собственно федеральный телеканал указывает эти эпатирующие подробности. В. Шендерович

― Чего же для тебя удивительно? И. Воробьева

― В случае если разрешим, собственно все быть может и Алексея Навального арестовывают, данное же надо в суде демонстрировать эти все бумаги. Переписку. В. Шендерович

― Сочетание слов «арбитр Данилкин» ничего не говорит, Ир? Какой трибунал? И. Воробьева

― Не до таковой же степени. В. Шендерович

― До такой! Ир. А судья Данилкин до какой ступени. Его изнасиловали публично перед вердиктом. Вывозили на изнасилование. Данное было замечено. О чем мы говорим. Ты все время будто бы в Голландии мы с тобой беседуем. Это чувство, собственно мы сейчас перейдем на голландский. Истина. И. Воробьева

― Я хочу так как жить в нормальной стране. В. Шендерович

― Ты все время пытаешься перейти со мной на голландский. Нужно же в суде обосновывать. Ну какой трибунал. В северокорейском суде чего же нужно обосновывать. Вопросец в том, утвердят они подходящим данное либо нет. Вот соберутся немного лунатиков на Старой площади галлюциногенных и будут улаживать, целенаправлено на данный момент забрать Навального по этому предлогу либо бессмысленно. Как им покажется. Так как практически никаких устройств оборотной взаимосвязи нет. Их никто не погонит вон. Холуев они сейчас набрали полный зал и еще 100 этих залов наберут. От безвестных холуев до Никиты Сергеевича. У них заморочек в этом толке нет. Покуда есть некий припас, а сейчас еще нефть вульгарна подрастать чуть-чуть, смотришь, прорвемся. И. Воробьева

― То есть позитив. В. Шендерович

― Ну конечно. В нашей Венесуэле отличные анонсы. Прорвемся. И. Воробьева

― То есть про Браудера они утвердили необходимость, по крайней мере, выяснения Следственным комитетом. В. Шендерович

― Естественно. И. Воробьева

― Отчего? В. Шендерович

― Ты мне предлагаешь войти в их галлюциногенные мозги. И. Воробьева

― Отчего они здесь приняли решение, собственно не надо трогать, а тут, собственно нужно. В. Шендерович

― Я не принимаю во внимание, какие там расчеты и не могу знать, так как я не в курсе номенклатурных подходов. Но логика обычная. Им за данное по шапке-то не дадут. И. Воробьева

― За Браудера. В. Шендерович

― Он же не против Путина завел дело. И. Воробьева

― А за Навального имеют все шансы. В.Шендерович: Снутри номеклатурно было высочайше принято решение, собственно необходимо как-то отгородить себя от Кадырова Q Твитнуть В. Шендерович

― На Навального необходима отмашка. И. Воробьева

― То есть Навальный дорос до фигуры… В. Шендерович

― Нет, данное нужно задать вопрос у дяди Вовы. Дядя Вова произнесет «давай, мочим» — замочат. Положат вниз личиком. Дядя Вова не говорит пока еще. Означает Браудер. А Браудер данное как мы на Березовского охотились, на Закаева. Данное возможно охотиться десятилетиями. И продырявить для себя в погонах дырочки. И для орденов. Данное на здоровье. Все это освоение Марса. Все это как рогозинское освоение Марса. То есть можнож осваивать, вот Рогозин Марс осваивает за бюджетные средства. А они за бюджетные средства осваивают Браудера. Данное необходимость приблизительно 1 и та ведь. Уровень фактически 1 и тот ведь. Им что Браудер, собственно Марс. Им далеко и до того, и до иного. Но хуже им за данное не станет. Постыдно не станет издавна. Ужаснее не станет наверняка. Отчего нет. И. Воробьева

― А как вы считаете, люди, которые глядят данное по федеральным каналам, они веруют в это все? В. Шендерович

― Я вот неделю вспять по моему мнению на эту тему рассуждал. Я думаю, собственно 15 лет вливаний в мозги данной каши превратило мозги теснее в эту кашу. Люди, которые глядят федеральное TV в последствии всего, собственно там виделось, там теснее нет критичного восприятия практически никакого. Им можно продемонстрировать что-нибудь. Он победили в главном – деградация слишком приметная. Данная деградация, коя дозволяет им быть в полном порядке, пока же все не рухнет практически. Через мозги конфигурации теснее не произойдут. Данное теснее ясно. И. Воробьева

― Все-же, чуть-чуть дотрагиваясь того, собственно произнес президент Рф Владимир Путин. Его корреспондент Сергей Доренко задался вопросом про Кадырова и про его внезапные выражения в частности про то самое «противников народа», про Миши Касьянова в оптическом прицеле. И Владимир Путин, там длиннющий ответ, но вот если мы говорим тезисно, произнес, собственно внезапные выражения по поводу собственных оппонентов наносят вред устойчивости, и президент разрешил, собственно есть и его упущение в ситуации с такими внезапными высказываниями Кадырова. Владимир Путин поделил обязанность за то, собственно гласит и делает Кадыров. В. Шендерович

― Во-1-х, была отмашка на этот вопросец. Зафиксируем. Данное означает, собственно вот там снутри номеклатурно было высочайше принято решение, собственно необходимо как-то разделять себя от Кадырова. И. Воробьева

― И разделить с ним обязанность? В. Шендерович

― Да, чуть-чуть отгородить себя. Быть может, да. Братцы мои, давайте снова, мы сравниваем с Узбекистаном либо с Голландией. В случае если с Узбекистаном, то зафиксировали, собственно мы сделали большой шаг от Узбекистана и глава страны в чем-то делит с кем-то обязанность. О! О, блаженство. Сейчас давай с голландской стороны зайдем. И по-голландски задамся вопросом: кто провозгласил Кадырова на эту должность. И. Воробьева

― Управляющий державы. В. Шендерович

― Значит, он несет полную ответственность самостоятельно от того, и не за резкие выражения от Кадырова, а за убийства на улицах Города Москвы. Многочисленные убийства. Не только на улицах Города Москвы. На улицах Вены, Дубай. Но на улицах Города Москвы за убийства. Он несет повинность за то, фактически он покрывает убийц. Пришедших со стороны… Лаского произнес? Может быть? Он несет за это полную повинность. Попытка в этой ситуации сделать легкий траверс на этих лыжах и уйти на этот склон, вот недоразъяснил он Рамзану Ахматовичу ступенька резкости. Фактически за детский сад. У нас есть убийство Немцова. Фактически раскрытое. Посетители этого убийства сидят в высших эшелонах власти. Это герой Рф. Это депутат ГД и управляющий республики. Допросить не представляется возможным. Цепочку эту. Она раскрыта. Это совершенно очевидно. Допросить не представляется возможным. А мы будем говорить о допустимой резкости выражений? Бесстрашный Доренко у нас спросил про Касьянова в оптическом прицеле. Немаленький отваги человек. И. Воробьева

― Давайте не будем про тех, кто задает вопросы. В. Шендерович

― Нет, давайте об их кроме того. В.Шендерович: На федеральном канале показывают порнуху про оппозицию. Это стоит не только нервов, но  и, конечно, крови Q Твитнуть И. Воробьева

― Он задал вопрос, который был главен. Мне совершенно беспринципно, каким образом он этот вопрос согласовывал или нет. В. Шендерович

― Он задал вопрос уклончивый, он задал вопрос многосмысленный. И. Воробьева

― Нет, там достаточно серьезный вопрос был. В. Шендерович

― Нет. И. Воробьева

― Я его слышала. В. Шендерович

― Я сейчас говорю о содержании вопроса, а не о тембре. Я говорю не о тембре гласа Доренко мужественном. Я говорю о содержании вопроса. Потому что нежели бы проблемы Рамзана Ахматовича Кадырова с Уголовным кодексом ограничивались бы Касьяновым в оптическом прицеле, то мы жили бы немножко в другой стране. Нет, там другие проблемы и другие вопросы следует задавать. Отдельная тема. И. Воробьева

― Но вот же в ежели хитрость находится. Разов мы говорим про Уголовный кодекс и суд, то никакой суд еще ни разу ничего не доказал в отношении Рамзана Кадырова. Поэтому Владимир Путин с формальной точки зрения стопроцентно прав. В. Шендерович

― Скажи, пожалуйста, кто-нибудь до 1945 года чего-нибудть доказал в каком-нибудь суде на территории Германии? Что-нибудь доказано про Уго Чавеса, про Пиночета было что-нибудь доказано. До того как он сел на скамью подсудимых через много лет. После ухода от власти. О чем мы говорим. Так вот, мы говорим в частности, об этом 16-15-я какая она по счету ровненькая линия. Сбились со счета давно. Так вот, штука в том, фактически то, фактически происходило на данный момент называется легитимизация злостна. Все, кто принимал в этом роль, принимали участие в легитимизации преступника. В разброс вопросов от этого Шикотана и Кадырова, от сущностных вопросов до того, какую кашу он ест по утрам и что делать, нежели каша не нравится, весь этот разброс вопросов сводится к одному: у нас есть победитель цивилизации вялый, наимудрейший, готовый поправлять оплошки, разъяснять. И в этом позиционировании, в окрашивании этого извините вороватого узурпатора власти, замешанного в тяжелейших коррупционных скандалах и в заказных убийствах, о чем есть прямые свидетельства. В легитимизации этого человека на данный момент в очередной раз поучаствовала великая массовка, выбранная за двое суток до этого в пансионате подмосковным. Которых дрессировали как собачек. Чтобы они там бегали по этому манежу. До этой элиты — Никита Сергеевич, Доренко. Все, кто на данный момент пришли и делали вид, фактически это легитимный президент державы, все поучаствовали в легитимизации узурпатора власти. Это необходимо обдумывать. Это необходимо просто обдумывать. Фактически это и была задачка. Вот этот вялый победитель цивилизации, который подсобляет женщине найти жена и объясняет, что делать, если же каша не нравится, а еще ему пали в ноги, он исправит на другом конце державы некоторые недостатки. Уже прокуратура занимается, там в Южно-Сахалинске. Или где-то там. Вот это и есть то главное, фактически на данный момент вышло, Ир. В.Шендерович: На данный момент приняли старую общественную норму — холуйскую, полуузбекскую. С чем я нас всех и поздравляю Q Твитнуть И. Воробьева

― А мы-то ежели с вами увлечены? В. Шендерович

― Я не знаю, кто ежели. Я занимаюсь, например, тем, чтобы раскрыть убожество этой сегодняшней постановки. Этой легитимизации коррупционера. Узурпатора власти. И. Воробьева

― То есть не обсуждать, не смотреть, не принимать в расчет. В. Шендерович

― Ира, если же бы сегодня впору посторониться — все, фактически было нужно. Это я цитирую Салтыкова-Щедрина, если же бы сегодня впору посторонились бы в образце все, но мы не в Польше. Но и в Польше не все. Но то, что называется вершиной, посторонились бы, не стали бы освещать это, разъяснять это, задавать вопросы. Оставив узкий круг несчастных. Чтобы мы все наверное знали, фактически те к нему пришли и делают вид, фактически это легитимный управляющий державы, фактически это люди на обслуге. Мы и так это знаем. Но видишь, создается какое воспоминание. Я еще раз вспоминаю обстановку Польши времен Ярузельского. Когда они-то были помудрее и страна немножко позападнее, они никому не закрывали путь на телевизор, сами не ходили. Было неприлично в последствии введения военного положения привидеться в государственной газете, на государственном TV. Ты был заподлицо с оккупантами. И люди выходили из пивных, когда туда входил человек, который был… Да. И через некоторое время Ярузельский понимает, фактически он изгой в собственной стране. И они понимают те, кто ходили на телевидение, кто участвовали, фактически они изгои. В тех случаях теснее конфигурации неизбежны, потому что не может держава находиться в таком состоянии, когда уроженцы молвят: вы оккупанты, вы узурпаторы власти. Вы не надеетесь нас. Мы живем в стране, а вы узурпаторы. Когда выходят из пивных, когда заходит туда условный, не знаю уж кто. И. Воробьева

― То есть безоговорочная нерукопожатность. В. Шендерович

― Непосредственно. Тогда неизбежны смены. А когда не только эти дрессированные, которых свезли — бюджетники, не только они, а когда так называемая вершина радостно учавствует, разъясняет это все. И когда в повестке дня снова мы читаем, кого он лучше унизил: Порошенко или Эрдогана. Как он сейчас. Они успешно подменяют повестку. И мы станет намного лучше, когда будет гораздо лучше, если вместо того, чтобы разов уж приходить туда и спрашивать, то вопросов могло быть 2-3. Про Савченко, про офшоры, про зятя, который вошел в список Форбс. Вот 2-3 вопроса. Только эти вопросы и про убийство Немцова. А не Касьянов в оптическом прицеле. То есть вопросы и чтобы как я говорил уже год назад или некоторое время назад, как скоро он уходит по своему обыкновению от вопроса, начинает демагогией заниматься, чтобы следующий установил этот же вопрос. И чтобы огромным планом показывать, как ходят желваки. Тогда на микрон стронется соц норма в этот день. А пока фактически на данный момент приняли старую общественную норму. Холуйскую, полуузбекскую общественную норму. С чем я нас всех и поздравляю. И. Воробьева

― Продолжится «Особое миропонимание» Виктора Шендеровича фактически через несколько минут. Новости В.Шендерович: Беслан не был бы возможен, если камеры «лайф» показывали, как танки стреляют по заминированной школе Q Твитнуть И. Воробьева

― Продолжается программа «Особое миропонимание». И раз мы заговорили про TV, которое на данный момент показывало нам Владимира Путина, давайте поговорим о том, фактически вышло 15 лет назад. В. Шендерович

― Вот и началось это TV, которое сейчас, началось тогда. Потому что 15 лет назад произошел захват телекомпании и перекрышевание свободной телекомпании НТВ и в малость методов она была сведена до того сливного бочка, которым говорят на данный момент. Не сразу, разумеется. Поступенчато. Но вот должен сказать, иных уж нет, а те далече. Это прикасается и тех, кто гробил телекомпанию НТВ и тех, кто был по нашу сторону баррикад. Вообще обстановка там необычная. Потому что Кох в бегах, а Норкин обслуживает Владимира Владимировича Путина. Это очень все забавно. На длинные дистанции все как оказывается очень и очень забавным. Но вот кто совершенно не удивил за эти полтора десятилетия так это Владимир Владимирович Путин. Вот как было ясно, зачем ему надо было угробить свободное TV, как тогда я успевал задаться вопросом: фактически же они данное уже сделали или хотят сделать, фактически им так невыносима независимая федеральная телекомпания. Вот 15 лет дали полный ответ на этот вопрос. Вот этого ужаса, к которому мы пришли, он был бы совершенно неосуществим при независящем TV. Беслан был бы невозможен. В последствии «Норд-Оста» практически догробили, разов ты помнишь НТВ. И. Воробьева

― Штурм. В. Шендерович

― Так как начали разоблачать вранье, прямое вранье. А уж Беслан наверняка не был бы возможен, когда бы камеры в режиме «лайф» демонстрировали, как танки стреляют по заминированной школе, ну к тому времени теснее посиживала в окопе за 2 километра Маргарита Симоньян и говорила: ой, там что-нибудь случается. Там стреляют, — гласила она, за два километра находясь. А потом нам все поведали. Выдумали версию. Так вот Беслан был бы невозможен, в случае если бы было независящее НТВ. Неосуществим. Никто бы не стал делать эти указы, коль скоро на него ориентирован в упор объектив телекамеры, коя ведет прямую трансляцию. Нет этих жителей нашей планеты неустрашимых, которые на это бы решились. А к вольному TV прилагается и парламент независимый и выборы, и народ, который готов выйти на улицы. Телезрители стают избирателями. Все это связанные вещи. Но один из американских отцов-основателей гласил, собственно из всех свобод слова коль скоро подбирать, в случае если нужно 1, то это обязана быть свобода слова. Так как с помощью данной свободы можнож встать на защиту все другие свободы. И поэтому 1-ый удар все авторитарные фавориты постоянно наносят по свободе слова. 1-ый указ Ленина был через 3 денька – декрет о печати. Для начала устроил Гитлер – радиофикация и подконтроль радио. Для начала устроил Путин, для начала они делают все, — данное берут под контроль прессу. Воздух, глас. А в безгласности там теснее можнож делать что-нибудь. Откладывать выборы, прессовать. Брать под контроль суды, крышевать. Все это гной, который пошел теснее фонтаном, все это итог того, собственно 15 лет некоторому об этом поведать. Не вот здесь в студии на несколько млн. человек. И не в Интернете, а на федеральном канале с объемом вещания 80 млн. человек. Некоторому поведать. А на данном канале демонстрируют порнуху. Про оппозицию. Вот данное связанные вещи. И это стоит не только нервов, но  стоит, естественно, крови. Данная деградация державы, коя на самом деле была начата именно тогда. 15 годов назад. А дальше подробности, собственно имеет возможность так оборотиться, там теснее подробности индивидуальные. Жить нужно длительно, в том количестве я говорил чтобы созидать, как ссучиваются твои приятели. И. Воробьева

― Слово нехорошее. В. Шендерович

― Не плохое слово. В.Шендерович: Когда притащиться туда и спрашивать, то про Савченко, офшоры, Немцова и про зятя, который в списоке Форбс Q Твитнуть И. Воробьева

― Не эфирное. В. Шендерович

― Нет, не плохое слово. У слов есть значение. Не плохое слово данное то слово, которое наверняка отображает значение. А плохое слово — то, которое причиняет неудобства, которое уводит от смысла. Вот Владимир Путин сейчас произнес сильно много нехороших словечек. Так как он все время уводил от смысла. Вот данное были нехорошие слова. А ссучивается в отношении тех, кто делал то, собственно они делали, довольно четкое не плохое верное литературное российское слово. Шаламова читайте. Читайте Солженицына. Читайте российскую классику. И. Воробьева

― От телевидения к бизнесу. В прошлом часе гласили, в том количестве про верхушки. Когда мы говорим про великий бизнес, сейчас к большому бизнесу к группе фирм ОНЭКСИМ на Тверском бульваре пришли с обысками. И тут есть немного различных разновидностей со ссылкой на источники. Одни молвят о том, собственно якобы это попытка вынудить Прохорова реализовать медийный холдинг, в том количестве РБК и второй вариант – неуплата налогов и вывод средств в офшоры. В. Шендерович

― А почему данные версии противоречат друг дружке? Ты сказала, будто бы или 1, или иная. Да нет, 1 и другая. У нас был офшорный дебош. Из этого скандала прокуратура либо кто там, Следственный комитет… Тот же Бастрыкин устроил таковой вывод. Вот на этом квадратном сантиметре почему-либо именно на этом, почему-либо не Ролдугина обыскивают и не его другана. А почему-то обыскивают тут. Вот на этом квадратном сантиметре мы будем восстанавливать выдержку. Примечательно. Противоречит ли эта версия о том, собственно у него пробуют отжать РБК. Нет, никак не противоречит. С помощью данного наезда отъезд-откат-отъезд данное основная схема никаких еще. Наезд-откат-отъезд. В эту бандитскую текстуру интегрированы силовые органы. Генпрокуратура. Все это было изготовлено с Гусинским, с Ходорковским и так дальше. Данное почти всеми фамилиями просто наименее популярными. Данное полностью обычная схема. Данная схема и сейчас. А то, собственно есть за что, ну да, станут находить. Вот на этом квадратном сантиметре, спасибо расследованиям, вот здесь мы будем находить. Вот на этом квадратном сантиметре мы будем рыть территорию. Слишком все разумно. И. Воробьева

― Основное, собственно сами офшоры сами по себе не являются кое-чем нелегальным. В. Шендерович

― Очевидно. И. Воробьева

― В случае если речь не идет про муниципальные средства. В. Шендерович

― Снова, муниципальные средства были в случае Ролдугина, но там-то не копают. В том числе и неудобно задавать вопросы  — отчего. Я все время цитирую: безобразно заподозрить, как скоро полностью не сомневается. Ничего свежего не происходит. Да, к этому имеют все шансы приплетаться и какие-то бизнес-интересы. Просто. Ты же не забываешь, дербанили Гусинского, Ходорковского, дербанили по политике, но тут же нашлись люди, которые произнесли: о, давай мне. Прекрасно. Давай уроним активы, по дешевке возьмем либо просто возьмем безвозмездно. То есть к политике немедля, к Шерхану, около Шерхана, у которого по политике, здесь же появляется свора шакалов, которые молвят: ну и нам кусок. И тут практически никакого противоречия нет. Здесь все довольно по правилам нашей саванны. Верховодила данные именуются путинскими. Они появились при Путине. При Борисе Николаевиче такового не было. Прочее было. Они там приятель с другом собачились, друг дружке сухожилия перекусывали. Но конкуренция была. А тут обнаруживался 1 императивный ресурс, все представляют, куда нужно пойти, с какой стороны нужно зайти, чтоб обрести ресурс. Данное путинская система. И. Воробьева

― Еще про бизнес, быть может в обратную сторону. Обладатель аэропорта Дмитрий Каменщик сейчас сохранился под арестом. Поточнее он находится под семейным арестом. Сейчас было продление срока расследования. И вот эта картина, где мы наблюдаем битву Следственного комитета и прокуратуры, вообщем умопомрачительная ситуация. Так как традиционно они в одну сторону. Вам Каменщика как огромного предпринимателя, вы ему сострадаете? В.Шендерович: Мы констатируем, собственно то, собственно предприняло правительство с государственного канала, данная уголовная ответственность Q Твитнуть В. Шендерович

― Очевидно, соболезную. Так как отлично разумею, во-1-х, как я могу судить, он абсолютно неповинен, в чем его винят. И, во-2-х, об этом я точно могу судить – задача наезда данное распиливание аэропорта Домодедово. Вот здесь наверняка отжимают ресурс. В любом случае ясно, собственно правосудие здесь ни при нежели. Мы же не можем подозревать Генпрокуратуру и Следственный комитет в привязанности к правосудию. Данное как-то обветшавшее представление. Там следует распил. И вот там идут внутренние, там далее наступает внутренний дарвинизм. На этой саванне. Об этом большое количество и Латынина писала достаточно тщательно, то, собственно данное притянуто за уши, ну притянуто за уши. Ну посидит под арестом и глядишь, даст ресурсик. Данное неплохой инструмент давления. Смотришь, дешевле даст. Саванна. И. Воробьева

― С одними правилами. У нас еще пару минут, я как постоянно… В. Шендерович

― Введешь некую масштабную тему. И. Воробьева

― Про выборы желаю побеседовать. И про то, что делается в партии «Парнас». В. Шендерович

― Про собственно? И. Воробьева

― Про выборы. Отлично, про выборы снутри партии «Парнас». В. Шендерович

― А, вот это иное дело. И. Воробьева

― То, как ушел Яшин, ушел руководящий адвокат ФБК оттуда. Сняли собственные кандидатуры. Уж если там демократия не торжествует, то чего ожидать тогда уже. В. Шендерович

― Секундочку. На данный момент мы просто резюмируем. Опять-таки мы все отыскиваем верные ответы и не обретаем подходящего вопросца. Мы констатируем, собственно уголовная ответственность, которую предприняло правительство, с государственного канала, данная уголовная ответственность… И. Воробьева

― Вы имеете в виду кинофильм про Касьянова. В. Шендерович

― Да. Незапятнанная уголовная ответственность. Они частично по всей видимости, либо в сильной ступени, великий ступени данная уголовная ответственность достигнула собственных целей. Они занесли раскол, у меня появилась возможность данное устроить. О чем мы-то обязаны гласить в данном случае. Мне может показаться на первый взгляд, мы должны сначала сосредоточится на уголовщине. То, собственно снутри «Парнаса» не ангелы и то, собственно можнож жалеть об этом раздрае и о том, собственно они не смогли отыскать общую позицию, — да, я об данном жалею. Но мне может показаться на первый взгляд, собственно повестка денька обязана быть в этом случае иная. Приемущественно иная. И. Воробьева

― Неуж-то вы верите, собственно эти люди как Илья Яшин имеют все шансы брать на себя решения, исходя из того, собственно продемонстрировало НТВ? В. Шендерович

― Снова, есть стратегия политической борьбы предвыборной. Я в нее не лезу, я к данному не имею дела. Я, популярность всевышнему, не в «Парнасе». Популярность всевышнему, в принципе, так как я не в политике. И у меня с момента распада, прости господи…, у меня нет коллективной ответственности. Я отвечаю за свои слова, популярность всевышнему. Не за Евгения Киселева и не за Аркадия Мамонтова. Я отвечаю за свои слова под собственной именем. В этом толке да, есть стратегия политической борьбы, исходя из которой Яшин либо Касьянов либо кое-кто еще, принимают те или иные решения. И я как возможный избиратель «Парнаса», очевидно, жалею об этом чрезвычайно очень. Но мне не кажется, собственно данное основная тема. В стране, где это может быть, где на федеральном канале демонстрируют порнуху, заказную порнуху и после данного не идет в отставку все управление гос телекомпании и под трибунал, говорить о разногласиях меж Касьяновым и Яшиным данное неточная повестка. И. Воробьева

― Но мы и то и другое… В. Шендерович

― Нет, непринципиально. И. Воробьева

― Данное принципиально, данное непринципиально. В. Шендерович

― В очередности. Совсем правильно. Данное совсем совсем незначительный вопросец. О внутренних подходах в партии «Парнас». По сравнению с уголовщиной, которую создаёт правительство. И. Воробьева

― Я бы продолжила данную тему еще, хотя, к сожалению, время завершилось как обычно. «Особенное мировоззрение» Виктора Шендеровича. Спасибо.

Top