zakaz-direct.ru
Главная » Полный контакт » Право на эвтаназию - абсолютно святое право

Право на эвтаназию — абсолютно святое право

Право на эвтаназию - абсолютно святое правоПраво на эвтаназию - абсолютно святое право

егализация эвтаназии в Канаде. Трагедия на Сямозере: каковы должны быть последствия. Отношения между чиновниками и гражданами. Гость — Михаил Барщевский, доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ. Ведущие «Вестей ФМ» — Владимир Соловьёв и Анна Шафран. Соловьёв: Михаил Юрьевич, что хорошего происходит, если так можно сказать? Барщевский: Из таких глобальных новостей, очень близкая нам, очень трагическая — это происшествие с детьми на Сямозере. Соловьёв: Думать об этом даже больно! Вот просто, как себе представить этот ужас родителей… Барщевский: Это невозможно. Ты понимаешь, я тебе хочу сказать такую штуку, что можно попереживать по поводу трагедии, можно возбуждать уголовные дела, как будто возбуждение уголовных дел что-то изменяет, что-то исправляет или возвращает умерших. У нас вообще какая-то странная штука: как что ни случись, возбудили уголовное дело, и этим, считается, общественное мнение уже успокоилось. А чем заканчиваются эти уголовные дела, это другой разговор. Очень часто просто ничем. Но здесь эта трагедия интересна, с моей точки зрения, тем, как это могло произойти. Это системная проблема или это случайно, несчастный случай? А вторая тема, которая меня очень заинтересовала, это ещё одна цивилизованная страна. Канада приняла закон, разрешающий эвтаназию.

Соловьёв: Там возраст какой они определили? Барщевский: Я не могу тебе сказать точно. Думаю, что речь идёт о взрослых, не о детях. Соловьёв: Да, потому что в Голландии, вообще, додумались… Это в Голландии было? Там вообще даже до детей. Шафран: В Бельгии по поводу детей, да. Барщевский: По поводу детской эвтаназии мне говорить трудно, хотя принципиально здесь, мне кажется, большая очень разница. Дело не в возрасте. В отношении детей решение принимают третьи лица. Соловьёв: О чём я и говорю. То есть дееспособность. Барщевский: Да. А вот в отношении взрослых… Я являюсь абсолютнейшим сторонником эвтаназии, причём по многим причинам. Вот две темы. Соловьёв: Как право человека распоряжаться самому своей жизнью и своими страданиями. Барщевский: Ты знаешь, я не очень часто на эту тему задумывался до тех пор, пока не ушли мои отец, мать, тесть, ещё несколько знакомых от рака. Вот те, кто выступает против эвтаназии, я очень хотел бы на них посмотреть у постели умирающего. Соловьёв: Я считаю, что у человека есть право быть против эвтаназии, когда это касается его лично. Барщевский: Да. Это вопрос выбора. Соловьёв: Вот-вот-вот. Барщевский: Вообще, у нас парадоксальное же время! Ты обрати внимание, что цивилизация сегодня, мировая, у нее как бы три слоя. Есть один слой, который признаёт за человеком любые права. В том числе, например, право на гомосексуальные браки, регистрируемые государством, одобряемые государством. Любые права. Другая цивилизация — это цивилизация, запрещающая человеку ходить в той одежде, которая ему нравится. Ну, я беру сейчас Восток. Цивилизация, запрещающая жениться на том, на ком хочется. Цивилизация, подтверждающая право родителей выбирать жену и мужа для своих сына и дочери. То есть цивилизация, которая вообще лишает человека каких-либо индивидуальных прав распоряжаться своей жизнью. Мы, Россия, в промежуточном состоянии. У нас какие-то права уже человеку переданы, а какие-то права у человека забраны. Причём сюда же входит и право на самооборону, право на ношение оружия. Это тоже из этого. И право на эвтаназию. Это моя жизнь, я сам принимаю решение, как ею распорядиться.

Оригинал

Top