Главная » Поединок » Поединок Жириновский VS Барщевский от 22-10-15

Поединок Жириновский VS Барщевский от 22-10-15

жириновский против барщевскогожириновский против барщевского

Справедливость или варварство

В который раз российская общественность поднимает вопрос о целесообразности скоропалительных шагов по законодательному блокированию применения смертной казни в нашей стране. Благородные намерения меркнут на фоне все более жестоких, изуверских преступлений, которые не предполагают адекватного наказания в современной России. По мнению большинства, убийца своих детей из Подольска, независимо от мотивов не объясняющих ужасающее злодеяние, должен быть однозначно казнен. Той же участи заслуживают террористы, джихадисты и многие другие резонансные убийцы. Смертная казнь, кто за и кто против.

В бескомпромиссном «Поединке» на телепрограмме Владимира Соловьева схлестнулись: бесподобный говорун, спорщик и дебошир, Владимир Жириновский, председатель ЛДПР, руководитель фракции ЛДПР в Государственной думе и Михаил Барщевский – полномочный представитель правительства Российской Федерации в высших судебных инстанциях.

В отчаянном споре «дуэлянты» попытаются родить истину: является ли смертная казнь — торжеством справедливости или это узаконенное варварство? Наказание или преступление государства против личности?

На разогреве перед схваткой Владимир Вольфович призвал не щадить убийц – «око за око, зуб за зуб!» Его оппонент Михаил Барщевский попенял Жириновскому на предвыборную корысть и желание потрафить жаждущим справедливого возмездия избирателям. На самом деле он «милейший» человек, мух не обидит и знает, что смертная казнь не может решить все проблемы.

Казнить нельзя помиловать

Владимир Жириновский немного обиделся на то что соперник во вступительном слове назвал его «милейшим»,а на вопрос о необходимости смертной казни политик ответил утверждением, что смертная казнь сразу не понизит уровень преступности. Но как фактор влияния на подрастающее поколение, которое сейчас не убеждено в неизбежности наказания. Даже в худшем случае, за любое преступление, угрозы жизни нет. Это может вдохновить подонков на самые ужасающие преступления.

Обращаясь, к резонансным преступлениям недавнего времени Жириновский выразил общее отношение к справедливости в процессе отбытия наказания, намекнул на особые условия содержания состоятельных преступников и наличие лазеек, позволяющих смягчить наказание. Если будет смертная казнь, то убийца по-настоящему ответит за содеянное.

Слово у Михаила Барщевского, тот же вопрос и полпред сразу позиционирует себя противником прощения преступников, он за то, чтобы их наказывать очень жестко, или даже очень жестоко. Но по мнению Михаила Юрьевича, смертная казнь не самое жестокое наказание, которое, может применятся к преступнику. Он подчеркнул свое видение изменения мер ответственности за особо тяжкие преступления в сторону ужесточения, к примеру – пожизненное заключение без права на освобождение. Все его выступление проникнуто желанием стать своим, среди чужих.

Странный гуманизм

Интригующе прищурившись, Михаил Юрьевич сразил всех своей беспощадностью призывом восстановить каторжные работы. Дальше-больше, человек, совершивший тяжкое преступление не должен легко уйти из жизни разом отмучившись. Получил пулю и свободен. Нет, он должен страдать всю оставшуюся жизнь. И надо еще поддерживать его здоровье чтобы эта сволочь как можно дольше мучилась. Немая сцена… Вот так гуманист! Зря Владимир Вольфович обиделся на «милейшего», он и взаправду выглядит «голубем» на фоне средневековой жестокости либерал-инквизитора Барщевского.

Второй аргумент, излюбленный конек противников смертной казни, дескать ее наличие никогда не влияло на уровень преступности и проиллюстрировал это приведя в пример чудовищную правоприменительную практику в США. Даже привел статистику невинных жертв неправосудных приговоров – 4%, от всех казненных. А если брать с пересмотренными делами, то цифра возрастает до 17%. Вот вам и светоч демократии и образец судебной системы.

Циферки не произвели впечатления на прожженого депутата Жириновского, который тут же привел в пример «страдания» Андерса Беринга Брейвика в трехкомнатном узилище оснащенном интернетом и прочими достижениями цивилизации, дабы злодей мучился себе, да не скучал.

Далее, старый законодатель, кажется подустал от деликатности и кинулся во все тяжкие призывая полицейских расстреливать на месте преступления всех злодеев. Потом, правда, поправил не всех, а только преступников. Как-то логики нет. Продавите со своей фракцией такой закон и пусть постреливают себе блюстители порядка, без страха быть привлеченными за превышение служебных полномочий.

В ситуации когда «Остапа понесло», предпочтительнее были реплики крючкотвора Барщевского, но драйв Жириновского все же был отмечен всплеском баллов от телезрителей.

Исторический экскурс по теме

Директор института российской истории РАН Юрий Александрович Петров на историческом материале о «Русской Правде» рассмотрел вопрос отношения к смертной казни во времена Ярослава Мудрого, когда государство не брало на себя функцию наказания смертью, а допускало кровную месть, при определенных ограничениях. Допускалась и материальная компенсация.

Экскурс в историю продолжился рассказом о лихих Петровских временах и Елизаветинском затишье, когда императрица клятвенно зареклась от смертной казни.

Потом Екатерина все восстановила, но по-европейски умеренно. Недолгий период правления Павла I означен всплеском казней. Либеральный Александр I опять ограничил действие смертной казни. Во времена Николая I, все помнят казнь декабристов, но уже с «петрашевцами» были значительно более снисходительны.

Только в 1881 году была отменена публичная казнь. В уже в Первую русскую революцию все могут припомнить «столыпинские галстуки». Временное правительство отменяло казнь, но генерал Лавр Корнилов на фронте ее применял. Только через год, уже Советское правительство возобновило ее широкое применение. Широко известна послевоенная, 1947 года, отмена смертной казни. Но уже через два года ее вернули до самого «перестроечного безвременья».

Наверное, не стоит соизмерять несопоставимые исторические периоды. Извлечь уроки можно, но как руководство к действию в современных условиях ни законы царя Хаммурапи и Моисея или даже «Русская правда». Прямое следование более поздним примерам из отечественной истории, не годятся.

Смертная казнь как «жупел страха»

Политолог Леонид Поляков – член экспертного совета фонда института социально-экономических и политических исследований напрямую спросил у Жириновского: готов ли он пойти на следующие выборы под лозунгом «ЛДПР – партия смертной казни». На что Владимир Вольфович неожиданно спокойно ответил: с таким лозунгом никто и никогда на выборы не шел.

Секундант Жириновского, Шерин Александр, депутат Госдумы от ЛДПР, предложил Барщевскому, разъяснить родственникам жертв террористов необходимость отмены смертной казни. Михаил Юрьевич опять «завел шарманку» о мучениях без права на помилование и походя одобрительно намекнул на не совсем законную стрельбу на поражения во время контртеррористических операций. Но, судя по всему, его положительная реакция основана на том, что так поступают американцы и израильтяне. Затем в разговор впуталась игра фактами и конкретика ушла на задний план.

Протоиерей Дмитрий Смирнов, со стороны Михаила Барщевского попросил объяснить почему Бог не наказал первого убийцу Каина смертью? Но этим вопросом священник спровоцировал на спор ведущего, который спросил о Всемирном Потопе и о Содоме с Гоморрой, чем поверг вопрошающего в некоторое смущение. В ответе Жириновский назвал возвращение смертной казни, прежде всего «жупелом страха». Как-то не убедительно.

Неубедительный итог

В третьем раунде, Владимир Соловьев спросил у Михаила Барщевского о том, почему человечество, отменяя смертную казнь, по прошествии некоторого времени опять ее восстанавливало. Эти «качели» есть во всех цивилизациях и почему человечество не остановится на каком-то одном варианте. На что юрист ответил как завзятый социал-дарвинист. Заострил внимание на прогрессе в развитии человеческого общества, совершенствовании способов умерщвления людей. Вообще-то, США для Барщевского не пример для подражания в правовой сфере. Европа здесь шагнула далеко вперед и является по-настоящему гуманным обществом.

Жириновскому достался вопрос о гарантиях от полицейского и судебного произвола в России. Могут ли они быть в принципе? Владимир Вольфович взялся рассказывать о том как надо было бы казнить не пять декабристов, а к примеру, пять тысяч. Или генерал Корнилов, взял бы да и повесил двадцать тысяч большевиков, как обещал в августе 1917 года, то не было бы революции и последующих жертв. Вот так все просто.

Но это было раньше, а сегодня речь идет о жутких, но бытовых преступлениях. А чтобы не было злоупотреблений создать новые правоохранительные органы. А лоббирует отмену смертной казни мафия, которая боится быть расстрелянной за свои преступления.

Ни один из дискутантов не привел убедительных доказательств правоты отстаиваемой позиции. Вопрос как был, так и остался болезненной проблемой, которая кроется в несовершенстве современного правосудия, когда подлинные преступники могут уйти от наказания. Тем более далеки они от реальных мучений о которых так сочно рассказывал Михаил Юрьевич Барщевский.

Подводя итог передачи третейский судья привел занятную историческую аллюзию, связанную с Федором Михайловичем Достоевским. Когда в последнюю минуту перед казнью ему со товарищами заменили смертную казнь двадцатилетней каторгой. Этот эпизод из отечественной истории можно трактовать и в пользу казни. То что пережил Достоевский в эти роковые минуты изменили молодого смутьяна до неузнаваемости. А если бы он знал что его не расстреляют?

В итоге телепрограммы вопрос о смертной казни так и остался открытым. А народ присудил победу Жириновскому, более чем вдвое большим числом голосов.

«Глас народа — глас Божий!»

Top