Главная » Эхо Москвы » Особое мнение Виктор Шендерович 12 мая 2016

Особое мнение Виктор Шендерович 12 мая 2016

Особое мнение Виктор Шендерович 12 мая 2016Особое мнение Виктор Шендерович 12 мая 2016

О. Журавлева
― Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Свое мнение сегодня высказывает писатель Виктор Шендерович. Здравствуйте.

В. Шендерович
― Добрый вечер.

О. Журавлева
― Для начала новость из-за океана. Из солнечной Бразилии. Бразильский сенат проголосовал за приостановку полномочий президента Дилмы Русеф. За продолжение процедуры импичмента выступили 55 депутатов, 22 были против, Теперь полномочия Русеф, замешанной в коррупционном скандале, будут приостановлены на 180 дней.

Жалко их или завидно?

В. Шендерович
― Бразильцев-то. Да слезами уже облился. 180 дней будут жить без президента, с вице-президентом. За коррупцию. Не за стрельбу по заложникам, не за узурпацию власти. Не за список Форбс, в который вошли по периметру все. Там даже коррупция она выглядит это же смешно нам, мы же с них смеемся. Тема импичмента – финансовое нарушение в распределении государственных средств. И сокрытие истинных масштабов дефицита. То есть она скрывала от нации истинное положение дел. И вот за это. Насколько я знаю, может быть, мы что-то узнаем, но родные и близкие президента Бразилии входят ли маршевым шагом в список Форбс, в первую сотню. Ничего про это не слышно.

О. Журавлева
― Но разве хорошо скрывать масштабы дефицита.

В. Шендерович
― Плохо. И хорошо, что за это можно полететь к чертовой матери. С должности президента. Только за это. Хорошо, что в стране есть инструмент, например, независимый парламент, который может… И оппозиция. Представляешь, оппозиция инициировала. И есть пресса видимо, свободная и есть, видимо, независимый суд в Бразилии. И я хочу в Бразилию к далеким берегам. Как пелось в песне нашей молодости. Сейчас меня уже посылает некоторое количество радиослушателей, это еще дальше, чем в Израиль. Но направление в принципе одно и то же. Туда, где есть закон. И надо просто констатировать, что мы сегодня отстаем не от Англии и не от Америки, которую мы пытались догонять в 60-е годы, мы отстаем в общественном устройстве катастрофически от Бразилии. А какую Бразилию мы напоминаем. Мы напоминаем сегодня Бразилию 80-летней давности, начала 30-х годов. Президента Варгаса. Я поинтересовался, В Википедии есть…

О. Журавлева
― Любознательный Виктор Шендерович.

В. Шендерович
― Даже не нужно сегодня особенно знать. Просто щелкнул мышкой пару раз и вот читаешь. Про Бразилию 30-х, президент Варгас захват власти, концентрация личной власти, доминирование силовиков, спаянных крупным капиталом, подавление оппозиции, перелопачивание законов. Презрение к праву. Почитайте сегодняшнюю статью в Википедии про президента Бразилии Варгаса 30-е годы. Он начал раньше, закончил позже. Он надолго там обосновался. Почитайте и удивитесь, как это свежо сегодня звучит применительно к нам. Просто как новости дня читаешь. Сегодняшние. Это Бразилия 80-летней давности. Наверное, тогда были люди, которые говорили, что менталитет наш бразильский не такой. Ну вот видите, поменялся за 80 лет.

О. Журавлева
― Что говорит нам о том, что у нас тоже радужные перспективы.

В. Шендерович
― Очень радужные перспективы. Только его надо менять. Это не трава, оно само не растет. Не баобаб. Это делается людьми. Люди меняют время, никакого другого способа меняться у времени нет. Вообще физики утверждают, что этой материи не существует, это мы выдумали себе. Единственное как может поменяться время в ту или другую сторону – это через людей. Вот будет элитой академик Рыжов, профессор Афанасьев, академик Сахаров – будет одна страна. Будет элита из Сечин, Якунин с Рогозиным – будет другая.

О. Журавлева
― А только ли элиты ответственны за изменение. Неужели нет других.

В. Шендерович
― Ответственны – да. Потому что на спролов оруэлловских никакого спроса нет. Они есть везде. На любом стадионе сегодняшней Англии. Вы видите огромное количество людей, которые бы вписались в болельщиков «Спартака» и «Зенита» что называется без шва. Только шарфик поменять. Те же самые лица. То же самое представление более-менее. Но люмпены есть везде. Но кроме люмпенов есть другие люди. Иногда элита вытаскивает нацию эти самые 4-8% людей, которые немножко озабочены уже не тем, чтобы попасть к распределителю, а чем-то другим. В Америке тоже не каждый первый был Франклин и Линкольн Вашингтон. Другие были как мы знаем. Самый ясный пример такого рода это Австралия. Просто географически ясно. То есть там 200 лет назад никого кроме каторжников и тех, кто…

О. Журавлева
― Местные жители все-таки были, их потом кстати загнобили страшно.

В. Шендерович
― Совершенно верно. Но, тем не менее, вот фактически сегодняшний премьер-министр Австралии, если не поменялся в последний год, он потомок каторжника. Там не было никого, кроме каторжников и тех, кто их охранял. Тоже, видимо, это были не Спинозы. Как-то они сумели самоорганизоваться.

О. Журавлева
― Британцы насадили сначала все свои институты, а потом оставили в покое. Вот вам объяснение.

В. Шендерович
― Повторяю, это же были каторжники. Это был не мор. Это были не ученые. Это были каторжники и их охранники. Это я говорю к тому, что когда мы говорим о крепостном сознании россиян, то это так.

О. Журавлева
― В Бразилии тоже рабство отменили в свое время.

В. Шендерович
― Совершенно верно. Медицинский факт. Вопрос дальше: что дальше с этим делать. Три пути логика нам предлагает. Ничего четвертого. Либо оставить, как есть, сказавши, что это наша такая ментальность. Лечь у этих сапог и любой упырь, который придет к власти и будет царем батюшкой вне зависимости ни от чего, просто по факту. Лечь у этих сапог, но тогда надо попытаться начать получать от этого удовольствие. Потому что иначе глупо жить всю жизнь и детей своих, если ты не получаешь удовольствие. И мы видим вокруг некоторое количество людей, которые уже получают удовольствие. Дай им бог, им хорошо. Что делать тем, кто не получает удовольствие. Два варианта: либо уехать в те страны, где уже другие люди все наладили по-человечески, либо попытаться поменять матрицу. Дело это хуже вышивания, как сказано у Шварца в «Драконе», мучительное, рискованное, как мы видим в диапазоне от Чаадаева до Немцова, смертельно опасное.

О. Журавлева
― А есть ли смысл, когда достаточное количество граждан уже получают удовольствие. Зачем такое насилие.

В. Шендерович
― Дело в том, что ты тоже гражданин.

О. Журавлева
― И тоже имеешь права.

В. Шендерович
― Причем заметь, ты на их права не покушаешься. Они могут продолжать лежать там, где выпьют. Пожалуйста, но ты тоже человек и без меня народ неполный – как говорил товарищ Платонов. И я не очень вижу основания считать, например, этих людей как-то, что они важнее для России, чем те, кому симпатичнее академик Сахаров, академик Рыжов, профессор Афанасьев.

О. Журавлева
― Ну их просто больше.

В. Шендерович
― Их больше. Ты знаешь что, был такой Мамардашвили, великий философ. Он писал довольно сложные вещи, довольно трудно его читать. Мне трудно продраться. Но однажды он сказал вещь совсем простую. Незадолго до смерти. Он сказал: если мой народ за Гамсахурдиа, то я против моего народа. Вот такую очень простую вещь сказал великий философ Мамардашвили. И в меньшинстве маргиналами всегда были лучшие, как потом оказывалось люди любой нации. Любой. Вот тебе Чаадаев, кого ни возьми. Все маргиналы. Паскаль, Руссо. Большинство в бегах. В бегах, в опасности и так далее. Потом им ставят памятники, потом их именем называют площади и так далее. То, что с большинством, это не является свидетельством твоей правоты. Более того, это свидетельство того, что с тобой что-то не так. Это сформулировал тоже не я. Это я все цитирую. Что-то сделал не так, если вдруг обнаружил, что с тобой не так, если вдруг обнаружил себя в большинстве. Подумай, что с тобой не так. Потому что повторяю, вместе с большинством совершались все полеты в исторические пропасти, которые мы знаем. 20-й век дал нам примеров.

Оригинал

Top