Главная » Эхо Москвы » Особое мнение Максим Шевченко 19 мая 2016

Особое мнение Максим Шевченко 19 мая 2016

Особое мнение Максим Шевченко 19 мая 2016Особое мнение Максим Шевченко 19 мая 2016

Т.Фельгенгауэр
― Здравствуйте! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. И я приветствую в этой студии своего сегодняшнего гостя журналиста Максим Шевченко. Здравствуйте, Максим!

М.Шевченко
― Здравствуйте, Татьяна.

Т.Фельгенгауэр
― Присяжные в Грозном вынесли обвинительный вердикт двум гражданам Украины. Их обвинят в том, что они участвовали в боевых действиях на территории Чечни в середине 90-х годов. Защита говорит, что эти люди не были в Чечне вообще никогда, и есть документы, которые это подтверждают. Подсудимые говорят, что их пытали. Судья просит присяжных на эти слова никакого внимания не обращать.

М.Шевченко
― Ну, это по порядку. Я, естественно, не знаю, были, не были, поэтому я утверждать не буду. Бывали многие украинцы в первую войну, воевали. Было? Было. Были ли эти ребята, я не знаю совершенно.

Начнем с пыток. Допускаю ли я вероятность, что их пытали? Конечно, допускали, потому что пытки у нас являются нормой жизни, особенно в Северокавказском регионе. И мы вспоминаем Нальчикский процесс, когда подсудимые по Нальчику не только заявляли о пытках, но и были опубликованы все те фотографии их испытанных, просто забитых в мясо. Опубликовала это журналистка очень храбрая из Нальчика, и фотографии эти были получены из следственных дел граждански мыслящими сотрудниками силовых структур. Они были переданы журналистам.

Но, несмотря на это заявление о пытках, несмотря на то, что были медицинские свидетельства, все равно судья, которая вела Нальчикский процесс обратилась с просьбой не включать эти заявления в итоговые протоколы. Поэтому это норма жизни.

Набережночелнинское дело 2004 года, по-моему. Подсудимые заявляют о пытках, и дело разваливается первое, но все равно не учитывает суд заявление о пытках. Поэтому я считаю, что применение насильственных методов сначала к подследственным – ну, подсудимых редко пытают – подследственных, как правило, пытают в ходе первичного следствия, когда он них добиваться признательных показаний, и когда подключают, как правило, электрошок к разным местам тела. Электрошок не оставляет следов, кроме того, что лопаются сосуды в глаза – можно определить через какое-то время, что человека пытали электрошоком, — и на теле остаются характерные пятна в том месте, где электроды к нему прикладывали. Но можно даже пятен этих избежать, но вот глаза будут лопаться все равно.

Но это надо, чтобы пришел власть, посмотрел. Это невыносимая пытка, под которой, как правило, люди подписывают. Потом они заявляют, что их пытали, потом судьи по инерции, как это было в Нальчике тоже преступным судом – не побоюсь этих слов и готов доказать в любой инстанции, что эти приговоры были несправедливые и заранее просто предусмотренные – не принимают это во внимание.

Оригинал

Top