Главная » Интервью и выступления » Лоуренс Краусс и Ноам Хомский о науке, разуме и политике

Лоуренс Краусс и Ноам Хомский о науке, разуме и политике

Лоуренс Краусс и Ноам Хомский о науке, разуме и политикеЛоуренс Краусс и Ноам Хомский о науке, разуме и политике

Публичный интеллектуал Лоуренс Краусс представил публике Ноама Хомски – современного мыслителя, одного из самых противоречивых интеллектуалов, которого гложет неугомонное желание поставить на место всех авторитетов, в том числе и самого себя. Американцы его называют «наш Сократ», а иногда и «совестью нации». Ноам Хомский, кроме всего прочего крупная величина в современной лингвистике, его отличает неординарный стиль мышления.

Смотреть в окне

Организатор мероприятия рассыпал массу комплиментов в отношении собеседника, порой стоящие на грани рамок приличия. Лоуренс Краусс накануне передачи прочел пять книг выдающегося собеседника, чего, по его признанию не делал с первого курса университета. Ведущий обозначил тему диспута, разговор с мэтром будет о соотношении науки, разума и политики.

Превратности подходов к образовательному процессу

В школе и колледже Хомски было очень скучно, поэтому, когда ему предложили аспирантуру, сначала пошли занятия по лингвистике, потом по математике, философии и психологии. Эти науки очень увлекли Ноама Хомски, но это увлечение скорее было любительским, чем профессиональным, поэтому диплома Хомски не имеет ни по одной из дисциплин или специальностей. Советовать такой путь он никому не собирается, потому что в мире, где надо выживать, без диплома сделать это довольно сложно.

Сам Хомски, говоря об обучении, считает главной характеристикой и проблемой образования, желание учителей преподавать знания по предмету, а не развивать критическое мышление. С социальной точки зрения образование ориентировано на поддержание существующих общественных отношений, а не на обосновании их преобразований. Это, скорее всего не всегда так и существуют определенные исключения. Все мы можем вспомнить свой опыт и убедиться так это или нет.

Идея обучения людей оспаривать идеи, мыслить самостоятельно, творить, ставить под сомнение слова учителя к примеру. Вот в чем на самом деле должна быть цель образования. Преподаватель не может приказать студентам: «вот во что вы должны верить», следует говорить: «вот что думаю об этом я, а вы подумайте и скажите мне, верно ли это?» Подобные идеи повлияли ли на метод преподавания самого Хомски, поинтересовался Краусс. Ноам ответил, что старался так поступать, практикуя на педагогическом поприще. Разобраться во всем самому – это единственный способ научиться.

Путь в науку

В детстве Ноам Хомски сказал матери, что хочет стать таксидермистом, не потому что увлекло мастерство изготовления чучел, а просто слово звучало красиво. Со временем блажь прошла, и пришло настоящее увлечение – лингвистика, как уникальное средство подхода к пониманию природы человеческого разума. Существует традиция, сложившаяся столетия назад, которая рассматривает язык, как особое, характерное свойство человека, отличающее его от других животных. Не сам язык, как таковой, а способность его творческого и созидательного использования.

У Рене Декарта есть теоретические разработки по разделению тела и разума, отделяющие человека от животных и машин, в которых главным критерием обособления является язык, при помощи которого каждый человек может творчески выражать мысли, независимо от уровня интеллекта. Он делает это в соответствии с обстоятельствами, а не посредством рефлекторной реакции на происходящее. Эти и другие возможности проникновения в мир неизведанного привлекли внимание Хомски к лингвистике и другим наукам, способствующим развития собственного мировоззрения.

Лингвистика – наука, проникающая в разум

Итак, недостаточное развитие лингвистики, как научной дисциплины способствовало увлечению Ноама ею. Обращает на себя внимание аналогия с путем пройденным другими науками. Например, физика XVII века не могла, даже устами Галилео Галилея убедить влиятельных современников в том, что нужно изучать нечто, в природе не существующее (вроде шара, катящегося по идеальной плоскости). Более логичным представлялось изучать движение на примере реального роста цветка.

Физике, для достижения момента, когда всем стало ясно, что для понимания сложности и разнообразия физического мира, нужно изучить высокоидеализированные абстрактные модели и вещи, несуществующие в природе, например та самая «идеальная плоскость». Такой же была ситуация в исследовании языка в пятидесятые годы XX века. Задачей лингвистики было выявление особенностей языка и систематизация их по сегментам и категориям. Когда структурное описание доведено до ума, на этой стадии все завершается.

Казалось бы, все данные на месте, но не хватало самого главного, понимания того, что происходит в разуме говорящего на этом языке, что позволило индивиду не только произнести эти данные, но и бесконечно большее. Это сдвиг, от систематизированного сбора открытых внешних данных, к изучению определенных процессов внутри говорящего, которые позволяют интерпретировать, постигать, креативно мыслить и свободно выражать это.

До середины прошлого века считалось, что в языкознании известно все. Но когда стали задавать вопросы: почему происходит все так, а не иначе? Что происходит во внутреннем процессе? Тут быстро выяснилось, что каждый из поставленных вопросов не имеет ответа. Невозможно понять, почему это существует так, а не каким-то другим образом.

Соотношение языка и разумного дарвинизма

Всем ясно, что главное предназначение языка – это рождение и формулирование мыслей, то есть он является средством мышления. Современный подход трактует эволюцию языка как средство коммуникации, это, по мнению Хомски неверное понимание дарвинизма. Скорее всего, язык – это случайный и побочный продукт рывка разума вперед. Позже произошла его ассимиляция для применения в разных ипостасях.

Система коммуникации животных и человека различаются по всем мыслимым отношениям. Животные коммуницируют сигналами, прямо относящимися ко всем внешним событиям. Человеческий язык – это свободная творческая деятельность. Конечно, он широко используется для общения, но все-таки в первую очередь язык предназначен для мышления. Если понаблюдать за собой, то будет заметен процесс рождения и интерпретации мыслей.

Структура языка человека также отличается от структуры звуковых сигналов животных. И более того, оказывается, что артикуляция несколько периферийна по отношению к языку. Ключевые принципы языка определяют конструкцию и интерпретацию мысли. Попросту язык это озвученная мысль и все знают, что она может и не озвучиваться, а оставаться в мозгу, в виде иной сенсорной модальности.

Подобное может быть реальным и относительно других свойств человеческого разума. Так, дарвиновские общественные науки, влияющие на политику вовсе не реальные дисциплины, а некие философские умозаключения с добавлением научных терминов. Ноам Хомски считает, что проблема в безграничной свободе теории Дарвина, способной вместить все открытия науки, в том числе и лингвистике.

Наука и массовое истребление

С эпохи Просвещения происходит «нравственный прогресс». Даже сравнение в положении определенных гендерных и социальных групп населения с пятидесятых годов XX века и до наших дней показывает серьезные прогрессивные подвижки. Наряду с процессом прогресса, человечество пережило множество кровавых и разрушительных войн. К тому же, в сороковые годы прошлого века было создано атомное оружие способное уничтожить всех людей.
Научный прогресс был связан с некоторым освобождением от рамок, которые устанавливала церковь, привела нравственному ренессансу. Кроме того развитие науки принесло с собой беспрецедентное совершенствование вооружений, при помощи которого истреблялось невероятное число людей. Массовое истребление людей всегда прикрывается благими идеями и политической целесообразностью.

Политика под сомнением

Есть правдоподобное суждение о том, что любые социальные образования, препятствующие и сужающие способность к свободному творчеству фундаментально противозаконны, пока не обоснуют свою необходимость. Это значит, что любая структура власти, иерархии или доминирования, будь это семья, организация или международные отношения не должна восприниматься как должное, а быть под сомнением.

Кажется справедливым мнение ученого о том, что разгосударствление фундаментальных государственных услуг, ничто иное, как стремление получить полный контроль над чувствами и разумом человека. Это подтверждается тем, что налогоплательщики не получают взамен на свои отчисления никаких благ.

Особенно это чувствительно в области здравоохранения и сфере образования и это лишает власть почвы. Но если обоснования ее необходимости не будет, или оно утратит свою силу, то власть нужно будет заменить существующую власть, на более свободную и справедливую.

Ответственность интеллектуалов

Лоуренс Краусс напомнил Хомски о том, что в своих лекциях он упоминал о соучастии интеллектуалов в создании атмосферы лжи. Ученый сказал, что к несчастью это не просто слова, а хорошо задокументированные факты. Достаточно вспомнить, что интеллектуалы – это те люди, которые пишут историю, вроде бы как «приличные люди». Но все вещи нужно оспаривать, какими бы очевидными они не выглядели.

Говоря об интеллектуалах, следует вспомнить, что термин получил широкое бытование в конце XIX века, во время суда над Дрейфусом. Эмиль Золя и другие интеллектуалы того периода выступили в защиту гонимого офицера и подверглись преследованию агрессивного большинства. Если взять любое другое общество, то подобную критику несогласного меньшинства можно встретить практически везде.

Например в Восточной Европе в последние пятьдесят лет за инакомыслие репрессировали того же Вацлава Гавела. Но и в окрестностях США проамериканские войска в Латинской Америке убивали иезуитских интеллектуалов. Их даже не называют диссидентами. Подобное началось значительно раньше, чем многие могут себе представить. Если вспомнить историю, то кого в Древней Греции заставили выпить бокал с ядом цикуты? Человека, совращавшего афинскую молодёжь, уча их задавать не слишком удобные вопросы.

Ноам Хомски – «американский Сократ» иногда себя видит лингвистом, другой раз – философом, третье лицо ученого – политик со спорными левыми взглядами на окружающий несправедливый мир. Суждено ли ему пройти до конца путь своего древнегреческого прототипа? Время покажет.

Top