Главная » Познер » Фальсификация истории. Познер - Петров

Фальсификация истории. Познер — Петров

Фальсификация историиФальсификация истории

Познер — Гость Юрий Петров. На перепутьях истории
Директор института российской истории РАН Юрий Петров, в авторской программе-интервью Владимира Познера. Канва беседы: о нарастающей тенденции фальсификации истории.

Завязкой разговора стали слова из книги «Мастер и Маргарита» М. Булгакова: «Вы историк? С большим облегчением и уважением спросил Берлиоз. Я историк, подтвердил учёный, добавил ни к селу, ни к городу. Сегодня вечером на Патриарших прудах будет интересная история…». Интрига в том, что: «Россия – это страна с непредсказуемым прошлым», по словам сатирика М. Задорнова.

Смотреть в окне

История, все-таки не догма

На памяти одного-двух поколений XX века, практически полностью переписывалась история. Как историк относится к таким вещам? Юрий Петров начал ответ с опровержения, утвердившегося в общественном сознании мнения о главных задачах историков – переписывать прошлое в угоду настоящему. Для историка битва на Волге 1942-1943 годов бесповоротно останется «Сталинградской», как бы кому это не нравилось.

В то же время для историков нет раз и навсегда построенной истории. Каждое новое поколение, изучая историю, ставит новые вопросы и получает обновленные ответы. В этом смысле происходит переписывание истории. Здесь нет конъюнктуры, это вполне естественный исторический процесс.

Как контратаковать нападающих на Россию

Существует много разных взглядов на историю нашей страны. В концентрированном выражении их можно разделить на две концептуальных стороны: одни говорят, что надо провести широкое обсуждение событий столетней давности, другие утверждают, что дискуссия здесь неуместна.

Среди последних выделяются Сергей Миронов, подготовивший законопроект об искажении истории и спикер Госдумы Вячеслав Володин, обозначивший критику царского и советского периодов истории, как атаку на Россию.

Фальсификация имеет место быть и игнорировать ее невозможно, говорит историк. Стоит ли связывать фальсификацию и уголовную ответственность, Петров не уверен. Научное сообщество готово к дискуссиям по разоблачению накопившегося вала фальсификаций. Юрию Петрову в борьбе с противником ближе научные методы.

Сто лет революциям 1917 года

Год столетия двух революций не может не ставить перед историками новых важных вопросов. В декабре 2016 года президент России издал указ о столетии февральской и октябрьской революций. В нем он поручил Российскому историческому обществу разработать планы и методички.

Изданная обществом брошюра «10 трудных вопросов о революциях» стала не только публичной реакцией на указ президента, но и примером исторической однобокости. То есть, с профессиональной точки зрения этот опус скорее пропагандистская агитка, чем научная разработка. К примеру, для объявления Ленина «немецким шпионом» дыма много, документально подтвержденных фактов – ноль. Надежды либералов на то, что есть «секретные архивы», в которых есть бумага, а в ней написана «вся правда», в частности о революциях неоправданны, те архивы открыты, такой бумаги там нет.

Ведущий поднял недавнее суждение историка про надуманную злокозненность «пятой колонны в событиях столетней давности, истинными предпосылками которых были неразрешенные властями внутренние противоречия на фоне быстрой модернизации производительных сил. Ученый подтвердил мысль, что все три революции за пятнадцать лет, не были навязаны, но, тем не менее, поддержаны разными противниками России.

Историография войны и школьные учебники

Историография Великой Отечественной войны, как части Второй мировой по-прежнему вызывает много вопросов. Среди них традиционно темы: «пакта о ненападении» 23 августа 1939 года, точного числа людских потерь СССР. Тема, «поднятая на щит» предателем Резуном, по-прежнему, до конца не прояснена.

О попытках синхронизировать всемирную и отечественную истории в школьных учебниках по предмету ученый отозвался благожелательно. Однако пока позитивной работы в этом направлении не видно, несмотря на заинтересованность самого министра культуры. А министр образования вообще хочет усложнить жизнь историкам – сделать ЕГЭ по истории обязательным экзаменом.

На традиционные «вопросы Марселя Пруста», ученый ответил, что в себе ему нравится чувство юмора, а не нравится нерешительность. Юрий Петров не хотел, что бы его сравнивали с каким-нибудь другим историком, он боится смерти и хотел бы умереть «на скаку». Поговорил бы с Карамзиным и считает, что миф, должен называться мифом, факт, должен оставаться фактом.

Top