Главная » Эхо Москвы » Дмитрий Глуховский Особое мнение 7 февраля 2017

Дмитрий Глуховский Особое мнение 7 февраля 2017

Дмитрий Глуховский Особое мнение 7 февраля 2017Дмитрий Глуховский Особое мнение 7 февраля 2017

Д.Пещикова
― Здравствуйте. Действительно, программа «Особое мнение», я – Дарья Пещикова, и со своим особым мнением в этой студии писатель Дмитрий Глуховский. Здравствуйте, Дмитрий.

Д.Глуховский
― Здравствуйте, Даша.

Д.Пещикова
― Столько культурных новостей, у нас есть, что обсудить. Давайте с «Матильды» начнем.

Д.Глуховский
― Как раз наш профиль, да.

Д.Пещикова
― Да. Ну, как мы любим. Есть, над чем поразмыслить. Вот, вся эта история с «Матильдой», с критикой со стороны православных активистов, Натальи Поклонской примкнувшей, это, все-таки, реклама для фильма Алексея Учителя, как вы считаете, или это какая-то угроза, нависшая над ним?


Смотреть в окне


Источник

Д.Глуховский
― Ну, мне кажется, что любая критика со стороны власти – это однозначная реклама, направленная на тех людей, которые реально могли бы пойти и посмотреть этот фильм. Теперь они должны быть заинтригованы. И если уж они даже не заплатят деньги в кинотеатре, то обязательно посмотрят где-нибудь это онлайн.

А во здесь скорее интересно, почему вдруг такая буря негодования и вообще всяческих эмоций по поводу этого сравнительно невинного по своей затее кинофильма.

Д.Пещикова
― Ну, Наталья Поклонская просто известна своим трепетным отношением к семье Николая Второго.

Д.Глуховский
― К монархам. К монархам, да-да.

Д.Пещикова
― Помните, как она портрет несла, да.

Д.Глуховский
― Я помню, да. Удивительно, почему вдруг она, почему вдруг царей любит? Два варианта объяснения. Первый вариант, она ревнует, потому что на месте Матильды, конечно, должна была быть она. Но опоздала. Просто чуть-чуть разминулись во времени с императором.

И я думаю, что просто это ее претензия не столько к Алексею Учителю, сколько к устройству Вселенной и к невозможности доказанной пока что за пределами квантовой физики жить одновременно с императором. А квантовая физика предполагает такую возможность всех возможностей одновременно, как мы знаем, а также путешествия по времени вспять и прочего всего. Так что Наталье Поклонской рано отчаиваться – может быть, в этом году или в ближайшем десятилетии какие-то открытия будут сделаны, которые позволят ей воссоединиться с любимым.

Теперь второй вариант, более реалистический, все-таки. Он заключается в том, что какие-то проекции делаются. Дело в том, что когда ты предполагаешь, хотя бы осмеливаешься предположить, что самодержец имеет какую-то любовную жизнь, что он не послан нам небесами, а сделан из плоти и крови (состряпан), из тех же компонентов, что и обычный человек, и обладает теми же самыми слабостями, например, любит балеринок. Понимаете? Ну, или еще что-то.

Д.Пещикова
― Ну да, сразу какие-то нездоровые ассоциации.

Д.Глуховский
― И тут сразу пошло-поехало, потому что самодержцы или высшие государственные чины часто испытывали в истории нашего государства любовь к гимнасткам, балеринам и прочее. Да? От Лаврентия Павловича Берия, который специально учредил себе гимнастический конкурс личный, чтобы там было ловчей отбирать наиболее грациозных гимнасток, не достигших, кстати, совершеннолетнего возраста, некоторые из которых согласно сплетням там вот на улице Качалова были пересыпаны негашеной известью после употребления Берией. Ну и дальше, как бы, можно это уже вести, мне кажется, проекцию вдаль, вперед, в настоящее и даже в будущее. Ну, если ты уже самодержец.

Д.Пещикова
― Так а если это нормальная практика, что ж тогда конкретный случай осуждать?

Д.Глуховский
― Вы знаете, эта практика, как бы, де-факто нормальная, но часто то, что в нашей стране является распространенной фактической практикой, обязательно нужно отрицать, замалчивать и всячески опровергать, чем и занимается Наталья Поклонская.

Вообще, конечно, надо понимать, что чем меньше избиратель является избирателем и чем больше является подданным, тем больше для него нужно опровергать земную природу происхождения власти. Надо объяснять, что власть послана господом, «не тебе, червю, в ней пытаться усомниться, не тебе, червю, пытаться ее ниспровергнуть» и корни ее мистические. И любой наш правитель – он, безусловно, полубог. Да? Поэтому тебе он по определению не подвластен, не лезь. Если ты думаешь, что так же, как и ты можешь завести себе продавщицу местного продмага в качестве любовницы и также и царь, нет: царь – существо совершенно иного порядка, нашей логике неподвластное и не надо свои низменные представления о его природе на него распространять. И, в общем, вот такие пироги.

Короче, надо всячески защищать самодержца от посягательств режиссеришки, потому что так можно и до президента дойти.

Д.Пещикова
― А что ж тогда Генпрокуратура сразу не поддержала Поклонскую? Был же уже ответ от прокуроров (там, правда, спустили на низовой уровень), и на первое заявление Поклонской ответили отказом в каком-то разбирательстве.

Д.Глуховский
― Вы знаете, ну, потому что Поклонская прекрасна в роли аниме-прокурора, ну, в особенности в роли аниме. Мы все видели, как она удачно со своими огромными голубыми глазами и погонами, и вообще униформой, как она прекрасно выступает в этой роли, если ее немножко мультиплицировать. Но видимо…

Д.Пещикова
― А с детишками там пела, помните наверное.

Д.Глуховский
― Ну, да. Она очень няшная, это всё понятно, да? Сейчас вот человек, которого назначили вместо нее прокурором, он гораздо больше похож на прокурора. Это человек с такими, ну, выраженными неандертальскими чертами, и понятно, что этот человек вцепится в какого-нибудь обвиняемого и уже не отпустит его никогда. У него очень развитые челюстные мышцы, вот подходящий прокурор для новой нашей приобретенной республики. В то время как Наталья Поклонская – она, разумеется, слишком мультипли… Она хороша на этапе присоединения, вот точно так же, как и хорош солдат с котенком, да? Когда борец ГРУ гладит котенка, это прекрасный пропагандистский такой клише-образ, и Наталья Поклонская тоже в этом плане хороша. Но когда она в Государственной Думе…

Д.Пещикова
― То есть должность депутата – это для нее такая почетная отставка с поста прокурора?

Д.Глуховский
― Ну, мне кажется, это такой буфер, такой тамбур, куда ее отправили покурить, пока не ясно, в какую сторону едет поезд. Да? Ну, поскольку никому неизвестно, куда поезд едет (это ж такая полная импровизация)… Может быть, он едет в Сибирь, может быть, он стоит на полустанке, как бы, не движется никуда, там Бологое или Петровка, да? А, может быть, он, все-таки, через некоторое время, когда кончатся деньги, развернется в сторону Запада. И Наталье Поклонской предложено пока просто перекурить в ожидании, да? Но это один из таких… Ну, это как байкер «Хирург», да? То есть это как вот эти наши телепузики-депутаты. Это такие персонажи, которыми Администрация президента…

Д.Пещикова
― Ну, это такие персонажи, которых можно поощрить в какой-то момент, а в какой-то момент, наоборот, как «Хирурга». Помните, вот, недавно ж было про то, что отбирают, все-таки?

Д.Глуховский
― Он сцепился с Минобороны.

Д.Пещикова
― Да. Отбирают, все-таки, вот этот проект совместный.

Д.Глуховский
― Ну, мне кажется, у любого телепузика и у такого, картонного героя телешоу, у него в какой-то момент возникает иллюзия, что он самостоятельный какой-то политик, да? Или что он не персонаж, а…

Д.Пещикова
― Что он вообще политик.

Д.Глуховский
― Ну, что он не понимает, что он персонаж. Псевдолидер общественного мнения, которыми жонглируют ответственные клерки в администрации президента, да? Нужно, вот, какую-то идею озвучить, они эту идею там отправляют смской нужному человеку. А человек открывает рот и, вот, произносит как бот такой говорящий эту мысль.

Но иногда у этих людей случается головокружение от ощущения собственной значимости и они вдруг решают, что они могут самостоятельно извергать какие-то из себя истины. И тогда случается конфуз. И я думаю, что с Натальей Поклонской произошел такой конфуз. Ей потом было сказано, что…

Д.Пещикова
― Но она же сохраняет настойчивость.

Д.Глуховский
― Ну, потому что она хочет быть при этом верна своим убеждениям (ну, она считает, что у нее есть убеждения). Ну и что ж теперь делать?

Не, послушайте, всё, что говорит красивая женщина, это звучит априори мило. Даже если она призывает резать гугенотов там и так далее. Вот. И история знает подобные случаи.

Поэтому когда Наталья Поклонская просит защитить от посягательств Алексея Учителя императора, ну, хочется прослезиться и перекреститься, и потрепать кого-нибудь ласково по загривку.

Д.Пещикова
― Ну вот. Такой у нас итог промежуточный этой беседы. Сейчас сделаем небольшой перерыв. Я напомню, что это особое мнение писателя Дмитрия Глуховского. Скоро вернемся.

РЕКЛАМА

Д.Пещикова
― Продолжается программа «Особое мнение», в этой студии по-прежнему со своим особым мнением писатель Дмитрий Глуховский. Дмитрий, давайте еще немножко про «Матильду», но в другом аспекте. Ладно Поклонская. Но есть, ведь, та самая православная общественность, с которой всё начиналось, и она сейчас действует уже в том числе параллельно с Поклонской. Ведь, писали, рассказывали о том, что рассылались какие-то письма в кинотеатры как раз с требованием ограничить, запретить прокат в будущем этого фильма, который еще никто не видел, опять же подчеркнем. Вот эта вот православная общественность…

Д.Глуховский
― Я ее никогда не видел. Мне кажется, она не существует, на самом деле.

Д.Пещикова
― Но кто-то же это делает.

Д.Глуховский
― Вот, кто-то это делает. Но кто и зачем, и почем? Вот, знаете, когда говорят про пятую колонну, мне проще всего представить на месте этой пятой колонны православную общественность. И для меня православная общественность – это бабульки, которые в церкви ставят свечку. Больше истово верующих людей, ну, за исключением нашей партийной элиты, которая на Пасху крестится в церкви под телекамерами, я не видел.

Д.Пещикова
― Ну, вы же, наверное, знаете Энтео (Цорионова)?

Д.Глуховский
― Не, ну хорошо, мы знаем Энтео (Цорионова), но это же, как бы, фрик-провокатор и никакого отношения к православной общественности этот человек не имеет. Вообще население у нас не очень религиозное. 5%, по-моему, вообще посещает церковь.

Мы понимаем, что в целом люди, конечно, все говорят, что они верят, но для русского человека и для россиянина вера в Господа – это своеобразная форма социального страхования. То есть ты веришь на всякий случай, потому что это тебя защитить от несчастного случая, от раковых заболеваний там и от преждевременной потери близких. Поэтому ты на всякий случай говоришь, что ты веришь, и поэтому, как бы, ты с богом ведешь какой-то внутренний диалог, потому что в любом случае в этом диалоге у тебя больше прав и гарантий, чем в диалоге с государством, да? Государство может в любой момент обнулить все твои социальные гарантии, периодически забирает себе твои пенсионные накопления и никаких не предпринимает усилий для того, чтобы обеспечить тебе какое-то элементарное медицинское страхование.

Д.Пещикова
― Зато государство вкладывается в церковь.

Д.Глуховский
― Потому что церковь – это институт власти. Ну, это очевидная совершенно вещь. Ну, в нашей стране религия – это совершенно, так сказать, ну, то же самое, что идеология. Религией подменяют идеологию в условиях банкротства коммунизма. И церковь – это политическая институция, это департамент власти точно так же, как спецслужбы или центральное телевидение. Это очередная ветвь… У нас просто не 3 ветви власти, а их больше и они такие, сросшиеся в единый ствол. И вот, ну, в общем, всё понятно.

А люди, которые изображают из себя православную общественность, они, как бы, не являются частью вот этой политической структуры РПЦ, которая хорошо интегрирована, обеспечена там мигалками, ассигнованиями, недвижимостью и теперь храмами музейного образца. Но они, как бы, хотят, мне кажется, примазаться к бюджетам и, может быть, сделать какую-то карьеру, да?

Ну, кто у нас православная общественность? Милонов, Энтео, эти странные люди. Я уверен, что они, во-первых, не верят ни во что, да? А во-вторых, если они верят, то это им выйдет боком после того, как они отправятся в мир иной, потому что там с них, в общем, будет спрошено. Так что на их месте я бы лучше уже был, на самом деле, атеистом, чем верующим человеком, потому что господь-то велел, например, прощать. Ну и многие другие вещи. Вот.

Так или иначе их христианство, мне кажется, это не православное всепрощающее христианство, а какое-то христианство такое, агрессивное католическое времен как раз выяснения отношений с гугенотами и крестовых походов. Я бы задал вопрос вообще, если это и христианская общественность, то православная ли? Ну и потом очевидно совершенно, они преследуют четкие политические цели.

Д.Пещикова
― Ну так а этот крестовый поход против Учителя и «Матильды» может быть успешным? Или, опять же, как и в случае с Поклонской всё?..

Д.Глуховский
― Это всё в этом случае зависит от политической конъюнктуры. Есть ощущение, что это всё самодеятельность. Если самодеятельность это, то это успешным не будет, это всё кончится просто самопиаром.

Д.Пещикова
― Сойдет на нет.

Д.Глуховский
― Конечно. Если это часть какой-то многоходовки, придуманной где-то в кабинетах на Старой площади в Администрации президента, в Управлении внутренней политики, то тогда, возможно, это к чему-то там приведет.

Д.Пещикова
― А вы считаете как, вот, представитель Союза кинематографистов, которые с письмом выступили, что вот эта ситуация вокруг «Матильды» — это, в принципе, одно из проявлений цензуры? Или нет?

Д.Глуховский
― Слушайте, ну, это, может быть, одно из проявлений цензуры, но это не первое и не самое страшное проявление цензуры. На самом деле, подлинная цензура в другом заключается, она заключается в том, что практически невозможно снять ни одного более-менее дорогостоящего фильма без государственных ассигнований, без поддержки Фонда кино, без поддержки Министерства культуры. А там уже на их внутренних заседаниях всяких попечительских советов и так далее, которые утверждают, какому фильму должна быть оказана поддержка, а какому не должна, царит вот такая патриотическая, в кавычках патриотическая вакханалия в том понимании, в котором слово «патриот» использует, например, какой-нибудь Петр Толстой (простите за то, что всуе упоминаю его имя). И все кинофильмы, хоть как-то пытающиеся осмыслить нашу историю и наше общество, и к каким-то выводам прийти, допустим, вначале деконструктивным, а потом конструктивным, они просто никакой поддержки не получают – можно только военно-патриотическое. Ну, это вот, где цензура.

Top