Главная » Эхо Москвы » Дмитрий Глуховский Особое мнение 18-11-16

Дмитрий Глуховский Особое мнение 18-11-16

Дмитрий Глуховский Особое мнение 18-11-16Дмитрий Глуховский Особое мнение 18-11-16

Дмитрий Глуховский Особое мнение 18-11-16

У нас есть извечная симуляция порядка, но за этим кроется просто движение к фашизму. А прогресс совершенно очевидно заменен обращением в прошлое за вдохновляющими примерами Иосифа Сталина или Ивана Грозного…

Д.Глуховский
― Меня устраивает. Меня всё устраивает. Надо понимать, что, конечно, многонациональный народ Российской Федерации не состоит сплошь из русских. 81% записали себя русскими, но, как бы, любой человек, являющийся полукровкой… А у нас в связи с тем, что у нас, все-таки, плавильный котел, многие являются не вполне русскими людьми, и трудно их в этом обвинить, потому что всё равно, несмотря на официальный дискурс, страна была всегда немножко шовинистической и не все хотели открыто заявлять о том, что они являются татарами, башкирами, армянами, чеченцами или евреями (в особенности). Поэтому многие записывали себя на всякий случай русскими, имея на это минимальные какие-то моральные права, да?

Я помню какую-то другую перепись, более раннюю, 90-х годов, и там 60 с небольшим процентов объявляли себя русскими. Но цифра осталась.

Поэтому слово «россиянин», которое должно было бы объединить по гражданскому признаку людей, живущих в нашей стране, а не дробить их по национальному, мне кажется, вполне здесь уместно. И я-то как раз, несмотря на то, что, в принципе, придерживаюсь либеральных и прогрессивных взглядов, я считаю, что страну, которая в прошлом являлась колониальной империей, нельзя удержать вместе, не создав какой-то новой идентичности. И при этом мы с вами всё еще относимся к поколению советских людей, ну, то есть советской чеканки на уровне там школьного образования. Во дворах и на коммунальных кухнях говорили одно, но в школах и в институтах говорили, что национальность не имеет значения и все мы советские люди, и так далее. И мне, в принципе, этот подход довольно близок.

Что касается мнения режиссера Говорухина, ну, он много всяких мнений странных озвучивает. Он стал, как мы знаем, главой Общероссийского национального фронта. Это очень странная организация, и поэтому, во-первых, трудно назвать его человеком непредвзятым и объективно способным рассуждать о многих вещах. А во-вторых, мне кажется, что пик его творческой карьеры прошел вот тогда, когда был снят фильм «Место встречи изменить нельзя», и с тех пор, мне кажется, больше мало что интересного было им озвучено. И самые точные наблюдения режиссера Говорухина за жизнью и самые тонкие его умозаключения были именно в эпоху черно-белого кино сделаны. Поэтому я бы не стал прислушиваться и как-то драматично воспринимать его суждения.

О.Пашина
― Тут логически вытекает вопрос об идее, которая может объединить нацию. Если национальная идентичность нас разъединяет, финансовое положение нас разъединяет, что, на ваш взгляд, может нас объединить? Я это спрашиваю практически у всех гостей программы, и никто не знает. Говорят «Ну а что предлагают-то?» А пока ничего не предлагают. Просто предлагают иметь нацию.

Д.Глуховский
― У меня было несколько идей. Первая национальная идея Российской Федерации написана на бразильском флаге.

О.Пашина
― Вот так?

Д.Глуховский
― Там написано «Ордум и прогрессум», что означает «Порядок и прогресс». Ну, мне кажется, нам очень подходит и порядок, и прогресс, потому что…

О.Пашина
― Ни того, ни другого у нас пока нет.

Д.Глуховский
― У нас есть извечная симуляция порядка, но за этим кроется просто движение к фашизму. А прогресс у нас совершенно очевидно заменен регрессом и обращением в прошлое за вдохновляющими примерами Иосифа Виссарионовича Сталина или Ивана Грозного, да? И пытаются применить практику сажания на кол в условиях поиска пятой колонны и иностранных агентов в нынешнее время, что, конечно, не способствует ни прогрессу, ни свободомыслию и никаким образом не стимулирует создание здесь какого-то плодотворного творческого и экономического климата, инвестиционного, о котором так много говорят. Но всё, что делают, ровно в обратном направлении действует. Вот.

Поэтому порядок и прогресс были бы хорошей, мне кажется, короткой объединяющей формулировкой того, что могло бы стать национальной идеей.

Еще реваншистский такой, но софт-реваншистский лозунг как Возрождение. Мне кажется, возрождение – это не реванш и одновременно это не отомстить и не подняться с колен и отомстить, а возродиться просто. Вот, как Феникс из пепла. Считать, что всё, что с нами происходило до сих пор, это было самосожжение, включая последние годы, и теперь нам предстоит возрождение, в том числе и духовное (не только экономическое). А дальше уже, конечно, запустить каких-то настоящих демагогов, а не самозваных как я, которые могут всё это убедительно сформулировать.

О.Пашина
― Возрожденцев настоящих.

Д.Глуховский
― Возрожденцев, да. Вот, возрождение – это такой еще и, ну, ренессансный, я бы сказал, термин, который вполне бы и даже брюзжащую интеллигенцию мог устроить.

Ну и, наконец, реколонизация как третий. То есть внутренняя колонизация, или колонизация России. Потому что мы в эпоху наших славных завоеваний средневековых отхватили огромные территории, но так и не поняли, что с ними делать как следует. Да? И помнится, я в колонке, написанной для журнала «GQ», предлагал разделить территорию Российской Федерации поровну между гражданами, и раздать каждому гражданину в его личное ведение и там получалось примерно 10 гектаров, по-моему. Ну и вскоре это, как и все мои остальные абсурдные идеи, она была принята на вооружение. Ну, не из-за того, что я написал, а из-за того, что, видимо… Просто я как раз…

О.Пашина
― Просто она удачная.

Д.Глуховский― Ну, я специалист по формулировке банального, понимаете? И для широких народных масс. И вот этот дальневосточный гектар – он сейчас обкатывается. Конечно, загонять людей исключительно на Дальний Восток, может быть, не очень гуманно. С другой стороны, в принудительном порядке раздавать им землю в Восточной Сибири на вечной мерзлоте – это тоже не очень. Пытались туда идей и даже конвойным методом заселять, и людям там не нравится – они оттуда стараются сбежать. А уж добровольно вряд ли кто-то поедет.
Но тем не менее, осваивать вот эти огромные пространства… Представьте себе Россию, которая бы не сегодняшней централизованной ресурсной державой была, где всё население пытается свалить с этих огромных территорий и приехать там в 2-3 крупных города, промышленных и торговых центра, а все остальные земли хиреют, пустеют и, значит, зарастают бурьяном. А страну, наоборот которая была бы, может быть, по американскому больше принципу устроена, где была бы ставка сделана скорее на сельское хозяйство, где разделено было бы на такие фазенды, частная малая авиация в качестве основного транспорта…

О.Пашина
― Ну, такой земельный ваучер каждому дать.

Д.Глуховский
― Да, земельный ваучер, да. Каждый человек становится…

О.Пашина
― Но мы помним, что сделали с бумажными ваучерами.

Д.Глуховский
― Неотъемлемый. Ну, нет, его нельзя было бы продать. В течение 100 лет нельзя ни продать, никаких сделок с ним совершить. И, наоборот, выдавали бы людям подъемные какие-то деньги типа ипотеки, но скорее с сельхозной какой-то такой акцентуацией. Вот.

Единственное, что это, конечно, всё Маниловщина. Так? Мне кажется, как Маниловщина это не самая из них плохая.

О.Пашина
― Но я должна заметить, что у Ивана Грозного как у образца для подражания появился конкурент, тоже Иван, только Иван Калита. Ему тоже хотят памятник у нас поставить в Москве. По-моему, это вообще самый симпатичный вариант из последних, если там, вот, Владимир, Грозный, Александр Невский с косами стоит на границе.

Д.Глуховский
― На границе, да-да-да.

О.Пашина
― Вот это вот прекрасный, что…

Д.Глуховский
― Мне кажется, ему нужны лазерные излучатели в глазах, чтобы они так… Подходят… И, в общем, было бы в духе аниме японского. То есть только приближается какой-нибудь американский шпион, а у Александра Невского из глаз лазерные лучи и его сразу в сердце поражают и он сгорает.

О.Пашина
― И он – трансформер, у него раскрывается грудная клетка и оттуда, хоп, и запускается…

Д.Глуховский
― Да-да-да, и оттуда… Или знаете, как? Его вот этот островерхий шлем – это, на самом деле, наконечник «Искандера». Вот. И вообще, кстати, можно было бы «Искандер» оформлять с виду как статуи Александра Невского, и грозить и ляхам, и шведам, и вообще всем.

О.Пашина
― Это страшная и красивая история.

Д.Глуховский
― Белоглазый… Кому? Чухонцам? Чухонцы?

О.Пашина
― Чуди белоглазые.

Д.Глуховский
― Чуди, да.

О.Пашина
― Так. Мы продолжим эту интересную тему после небольшого перерыва. Я напомню, что в нашей студии писатель Дмитрий Глуховский. Ваши SMS-сообщения вы можете присылать по номеру +7 985 970-45-45, ну а мы вернемся в эту студию через несколько минут после короткого перерыва.

РЕКЛАМА

О.Пашина
― Это программа «Особое мнение» и писатель Дмитрий Глуховский. Мы тут говорили про Ивана Калиту, но немножко отвлеклись на Александра Невского.

Д.Глуховский
― Да.

О.Пашина
― Иван Калита – хороший же вариант.

Д.Глуховский
― Ну, как человек, который, в общем, сумел примирить интересы бизнеса и государства?

О.Пашина
― Да. Талантливый… Да, коррупционер, но рачительный. Да, крепкий хозяйственник, хороший аппаратчик. Не завоеватель, а такой вот…

Д.Глуховский
― Юрий Михайлович Лужков то есть фактически.

О.Пашина
― Вот, что-то такое… У меня тоже такая возникла ассоциация.

Д.Глуховский
― И, кстати, хочется отметить, что Юрий Михайлович Лужков – он, ведь, для обывателя московского не очень конфликтная фигура. То есть при нем город развивался своим очень бардачным способом, никого особенно не ущемляя. Без какого-то планирования. И собянинская Москва – она, конечно, гораздо менее, ну, как бы, живая, мне кажется. Она, вроде бы как, для людей, но она для людей в таком, в принудительном немножко порядке, да? И немножко сталинщиной отдает.

О.Пашина― Да. Тут строилось всё время, что-то крутилось…
Д.Глуховский
― Да, да-да. Ну, то есть город жил. А сейчас как-то его пропахивают бульдозерами чуть-чуть и потом плиточкой. Ну, плиточкой не в смысле то, что кто-то на этом зарабатывает, а вообще какое-то насаждение принудительного порядка.

О.Пашина
― Деревья еще насаждают в конце ноября в снег. Страшная история.

Д.Глуховский
― Да. Ну, эта, я думаю, тема уже 100 раз обсуждена. Поэтому что касается Калиты… Ну, единственное, что меня немножко смущает, это обилие памятников князьям и царям, и так далее, да? То есть это не легитимизация ли какая-то монархии вообще происходит, единоначалия? То есть мне-то кажется, что нам в большей степени чем князьям и царям памятники хотелось бы ставить, ну, вообще там, писателям, философам.

О.Пашина
― Намек понятен, да.

Д.Глуховский
― Нет-нет, нет-нет. Я-то мимо здесь как раз пролетаю. Ну, допустим, давайте уж для надежности те, кто умер не ранее 100 лет назад. Вот. Но моральным каким-то лидерам, понимаете? Даже если их моральный авторитет не признается всем обществом, да? Ну, пусть будут и консервативные какие-то авторы, и либеральной направленности авторы. И скорее я бы здесь поддерживал, развивал идею, все-таки, парламентаризма, потому что хорош царь или плох, но самодержавие – это зло. Самодержавие – это бесконтрольность. А любая бесконтрольность власти приводит к злоупотреблениям, к отрыву от реалии и как следствие к тому, что страна заходит в тупик.

Любой человек, попадающий во власть, обязательно должен иметь перед собой зеркало. И будь это пресса или будь это какие-то другие части системы сдержек и противовесов, которые в нормальных государствах есть (там, парламент, суды и так далее). Человек, который не имеет возможности получить критическую оценку, когда он сидит там и перед ним министры, и все министры смотрят в стол и боятся ему в глаза взглянуть…

О.Пашина
― Ну, мы понимаем, почему говорят-то.

Д.Глуховский
― Про Улюкаева говорят, что, оказывается, Улюкаев троллил президента.

О.Пашина
― Вот так вот?

Д.Глуховский
― Да. И бесил, видимо, этим, возможно, его.

О.Пашина
― Как он его троллил? Все смотрели в стол, а он через очки смотрел куда-то там, я не знаю, в центр лба?

Д.Глуховский
― Якобы… У кого-то я прочитал эту историю, что когда, например, Путин вернулся с австралийского саммита «Двадцатки» или «Восьмерки», и было понятно, что страна попала из-за Крыма в изоляцию…

О.Пашина
― Из «Восьмерки» нас выгнали.

Д.Глуховский
― «Двадцатка», наверное. Никто ему там руки не подавал, все ему делали замечания за плохое поведение. Он приехал и на заседании правительства сказал «Ну, какие у вас планы? Что будем делать дальше, какие у вас планы?» А Улюкаев ему и говорит: «А мы думали, Владимир Владимирович, что у вас есть план». Вот. И, ну как бы, за это ему сразу не последовало «ата-та», но мы знаем, что Владимир Владимирович Путин – это человек, у которого «ата-та» всегда отложено на некоторое время, чтобы не казаться импульсивным и чтобы взвесить всё в рамках вот этой шахматной игры, которая разворачивается.

О.Пашина
― Если уж о троллинге говорить, мне кажется, Дмитрий Медведев скорее троллит.

Д.Глуховский
― Медведев – тролль, конечно. Он тролль. Он тролль, и это человек, который, как мне кажется… Ну, у него диссонанс есть, безусловно. Диссонанс между, наверное, всё еще… Он же как интернет-пользователь в отличие от президента, он активный интернет-пользователь, он имеет доступ… Хотя, наверное, ему ФАПСИ выдал какую-то особенную версию, там, Вконтакте, где ничего плохого нельзя прочитать и написать, но, тем не менее, он…

О.Пашина
― А он его взломал.

Д.Глуховский
― Он его взломал, да, пригласил кого-нибудь, кто ему там взломал это всё, и может посмотреть, как на самом деле всё. Да? И у него не может не возникать диссонанса, потому что, мне кажется, у президента гораздо более целостная картина мира. В ней он прав, он находится в центре Вселенной, вокруг вращаются галактики, там, и планеты, и так далее, да? И любой человек, который с ним не согласен, он выходит из этой игры. Вот.

А у Медведева гораздо менее когерентная, так сказать, картина мира, согласованная, да? Более диссонирующая. И он не может вот этот вот диссонанс между тем, что хочется, и тем, что нужно, не вымещать своими этими шуточками. Вот.

Я, знаете, что подумал, на самом деле? Что Медведев-то… Что, наверное, причина Болотной и всех этих выступлений, прежде всего, наверное, заключалась в том, что Медведев очень много нам обещал в течение 4-х лет своего пребывания у власти. Он среднему классу городскому и интеллигенции очень много обещал – модернизации, транспаренции, прогресса, демократизации, либерализации. Понимаете? И возмущение людей – оно было вызвано именно завышенными ожиданиями, которые потом были просто на вот этой памятной…

О.Пашина
― Ну да, так бывает. Это же история движется по кругу. В 1991 году нам тоже много всего обещали. Потом пришел 1993-й.

Д.Глуховский
― Да-да. Но очень обманутые были вот эти… Именно ожидания, связанные со свободой и с прогрессом, и с движением в будущее. А потом сказали: «Нет-нет, это мы пошутили». И люди вышли на улицу прежде всего потому, что пошутили с ними так. Если бы 4 года до этого завинчивали гайки, а не обещали либерализацию, которая была за одну ночь отменена, люди бы не испытывали этого эмоционального импульса, который, собственно, их на улицы и выталкивал.

Источник

Top